Олег Попов, Cristanval: «Когда рынок клининга уладит все налоговые вопросы, конкуренция выйдет на совершенно другой уровень»

Почти все сферы нашей экономики переживают сложный период, в том числе и коммерческая недвижимость. Случившийся кризис коснулся и клининга. Он стал третьей внешней силой, которая на него влияет. Первые две – обеление отрасли и коронакризис. Второй фактор почти потерял свое влияние, но обеление продолжается и по сей день. О том, как вести бизнес среди нестабильности, об уровне сервиса и проблемах клинингового рынка мы поговорили с основателем клининговой компании Cristanval Олегом Поповым.

- Самым насущным вопросом вот уже несколько лет остается обеление клининга. Как оно изменило расстановку сил на рынке?

- За четыре года доля серых мелких игроков выросла, и это было ожидаемо. Средние и крупные компании, ставшие на путь обеления, потеряли примерно половину клиентов и минимум 40% от выручки по сравнению с 2018 годом. По данным за прошлый год, выручка клининговых компаний составила 277 млрд рублей. С увеличением налоговой нагрузки поставщики услуг подняли цены. Сегодня крупные клининговые игроки платят 21–34% от выручки в бюджет. Серый мелкий бизнес продолжает отчислять не больше 10%. Такая ситуация формирует налоговую конкуренцию. По другим категориям затрат (зарплате, оборудованию, материалам, накладным и административным расходам) в секторе конкурировать не получается. Эти расходы у клининговых компаний примерно одинаковые. На этом фоне выросло количество ИП, которые рассчитывают быть незаметными и уйти от налоговой нагрузки, некоторые заказчики пользуются их услугами.

- Почему остается серый сектор, когда налоговая так пристально следит за клинингом?

- Все дело в том, что первыми под обеление в любой отрасли попадают крупные компании. Как только они стабилизируют свою налоговую нагрузку, придет очередь и мелкого бизнеса. Так или иначе, но под обеление попадут все игроки рынка. Многие не справятся с нагрузкой и будут вынуждены закрыться. В секторе продолжат работать благонадежные компании, которые добросовестно платят налоги. На мой взгляд, поставщиков услуг в результате обеления отрасли останется около тысячи.

- Как думаете, чем закончится этот процесс?

- Решительные действия налоговиков не оставят шансов серым компаниям и откровенным уклонистам. Останется в секторе тот, кто переживет допросы, доначисления, штрафы и прочие санкции. Думаю, результаты появятся примерно через полтора-два года. Заказчики перестанут соглашаться на демпинговые цены, поскольку такая налоговая оптимизация будет обходиться слишком дорого – велик риск налогового преследования. Серые компании рано или поздно станут белыми или покинут рынок.

- По каким параметрам будут конкурировать компании после тотального обеления?

- На мой взгляд, происходящие сейчас процессы приведут весь рынок коммерческой недвижимости к более продвинутому ведению бизнеса. От анархии конца девяностых с отсутствием регулирования, принципов и всеобщей разрозненности мы медленно движемся в сторону регламентированного взаимодействия и честного рынка для всех его участников. Не оформлять персонал больше не получится, экономить на обслуживании объекта за счет ФОТ тоже не получится, про демпинг можно забыть. И тогда за всех нас будет говорить только наше качество, умение администрировать работу проекта, сглаживать острые углы, то есть уровень сервиса. Что такое хороший сервис? Это обученный персонал, правильно составленные технологические карты, качественная химия и подходящее оборудование. Еще сюда можно отнести комфорт взаимодействия с нами как с подрядчиками. Когда рынок уладит все налоговые вопросы, конкуренция выйдет на совершенно другой уровень, и он будет гораздо интереснее.

- Как рынок клининга в коммерческой недвижимости переживает новый экономический кризис?

- Часть наших объектов приостановила свою деятельность, это офисы и производства иностранных компаний. Поддерживающая уборка все равно остается, но она выполняется сокращенным штатом персонала и по измененному графику, поэтому временно уменьшается бюджет проекта. Большая часть объектов продолжает свою работу в штатном режиме. Здесь мы столкнулись с резким подорожанием расходников, инвентаря и техники, оно составило примерно 30%. Чтобы удерживать прежнюю цену для текущих контрактов, мы разрабатываем новые решения в связке с нашими заказчиками. Например, подбираем более бюджетные расходники и инвентарь, но максимально приближенные по качеству, либо сокращаем лимит существующей химии и расходников, чтобы ее хватило на более длительное время. Также отдел закупок Cristanval пересматривает пул поставщиков и ищет новых. Предварительно мы прорабатываем возможность закупок в Китае, если нас устроит отпускная цена.

- Как нынешний кризис повлияет на процесс обеления? На фоне украинских событий приостановит ли налоговая процесс обеления? Возможен ли переток обратно из белых в серые, а из серых в черные компании?

- Спецоперация никак не повлияла на действия ФНС. Налоговики не стали менее пристально следить за рынком. У них есть план, который пока никто не отменял. Я думаю, он и временными рамками тоже ограничен. Уход в тень, если компания стала обеляться, почти невозможен. Представьте, если ФНС получала от вашего бизнеса в месяц 10 рублей налогов, условно – норматив, а теперь вы стали платить 5 рублей. Это повод для серьезной проверки и дальнейшего доначисления. Благоразумные компании на это не пойдут.

- Ощущаете ли вы кадровый голод линейного персонала и управленцев?

- За последний месяц, по моим ощущениям, недостаток в персонале снизился. Мы связываем это с тем, что закрылись некоторые предприятия, магазины. На рынок труда вышли сотрудники, которые там работали: те же клинеры, продавцы, разнорабочие. В кризис найти новую работу непросто, поэтому они охотно идут в клининг. Примечательно, что зарплаты клинеров в рублях остались на прежнем уровне, хотя в долларовом эквиваленте они заметно упали. Это опять же связано с тем, что у людей нет альтернативы, среди соискателей есть конкуренция. Оттока мигрантов тоже нет, несмотря на нестабильную экономическую ситуацию в России. Им нет смысла возвращаться в свои страны, так как даже в кризис в России можно зарабатывать. Что касается менеджеров и руководителей высшего звена, то на текущий момент рынок труда стабилен. Но нужно отметить один фактор, характерный и для других сфер бизнеса. Нарастающее влияние будет иметь демографическая яма 90-х годов. Этим людям сейчас около 30 лет, они как раз набирают свою профессиональную силу. В годы их взросления очень высокое значение в обществе приобрело высшее образование, рабочие специальности стали непопулярными. Поэтому среди миллениалов достаточно людей с высшим образованием или даже с несколькими, но их процент среди трудоспособного населения очень небольшой. Все сферы бизнеса будут в дальнейшем за них конкурировать, и мы не исключение.

- А как сейчас обстоят дела с квалификацией персонала в клининге?

- Проблема именно российского рынка в том, что у нас нет единых стандартов уборки помещений, нет регламентов, в отличие от Европы. У нас есть обучение, его проводят крупные поставщики, но они обучают работе именно со своими расходниками, химией, инвентарем и техникой. Безусловно, каждая компания проводит и внутренние тренинги в офисе и на объектах, но этого недостаточно. На мой взгляд, надо создать некий институт клининга, в котором люди будут обучаться по утвержденной программе, единой для всех, и по окончании сдавать экзамены и получать диплом. Только так мы сделаем рынок более цивилизованным, сможем развить качество услуг. Сейчас в профессию клинера низкий порог входа, крупные компании могут отсекать кого-то по своим внутренним критериям, остальные довольствуются теми, кто откликается на вакансии. Чтобы привлекать нужных людей, понимающих, что такое сервис, нам нужно повышать престиж профессии. Учебное заведение по клинингу – один из шагов к этой непростой цели.

- Каким вы видите дальнейший вектор развития отрасли в ближайшие пять лет?

- В новой реальности клининговая сфера, по моему мнению, будет выглядеть так: низкая рентабельность (3–5%), высокие цены, близкая к идеальной налоговая нагрузка и работа от оборотов. Также в секторе может появиться новый игрок – госкомпания-гигант, обслуживающая объекты с госучастием. Следствием ее выхода на конкурентный рынок будет сокращение этого рынка на 30–50%. Кроме того, дальнейшее развитие получит роботизация и диджитализация, но, на мой взгляд, настоящий прорыв в этих процессах будет позже. Надо помнить, что мы живем во время высокой турбулентности, когда векторы меняются молниеносно, поэтому прогнозы я делаю очень осторожно.

Поделиться



подпишись НА эксклюзивные новости cre

Всегда будьте в курсе новостей CRE
Наш телеграм