10 ДНЕЙ
10 ЧАСОВ

Артем Пантелеев, коммерческий директор строительной компании «Гинт-М», о влиянии внешних факторов на рынок недвижимости

Последние новости, связанные с пандемией, ослаблением курса рубля и снижением цен на нефть, безусловно, влияют на рынок строительства и недвижимости. Еще до истории с ОПЕК, когда Россия только ограничила сообщение с Китаем, наши поставщики говорили, что они намерены поднять цены на товары, оставшиеся у них на складе. И это логично: когда количество товара ограничено и на него есть спрос, цена всегда растет. Уже это само по себе увеличивало бы стоимость проектов. Но, кроме того, в отсутствии доступа к недорогим китайским материалам и оборудованию, приходилось бы искать замещение, соответственно, росла бы общая смета стройки за счет замещения китайских позиций на какие-то другие.

Когда же все это запараллелилось с падением цен на нефть и ослаблением рубля, ситуация стала довольно напряженной уже и для самих поставщиков. Очень часто они берут товар у иностранных производителей с отсрочкой платежа – от двух и более месяцев. Соответственно, все, что они покупают за пределами России – будь то итальянская ковровая плитка, мрамор или китайские саморезы – они покупают за валюту и перепродают здесь. Теперь у них образовался большой долг в долларах или евро перед производителями – и курсовые колебания нивелировали прибыль, которую они получили от своих клиентов. Условно говоря, заработали 100 долларов, но теперь нужно потратить 200, чтобы купить валюту и расплатиться за товар…

С определенной долей задержки, я думаю, все это «перетечет» в цену проектов. Самые пугливые начнут пересчитывать тендеры прямо сейчас. Кто-то постарается не паниковать и не делать резких движений. Есть третий вариант – строители, услышав от заказчиков требование работать с ними исключительно в рублевой зоне, перезаложат валютную составляющую – условно говоря, будут считать евро из расчета не 82 рубля, а 100, и давать именно эту цену в тендере. Выиграют ли они с такой ценой, не знаю… У нас есть любопытный опыт прошлого кризиса, когда мы, почувствовав кризисную лихорадку, в новых тендерах решили сразу снизить свою норму прибыли. И знаете, что произошло? Мы проиграли первые три тендера – клиенты посчитали, что мы демпингуем, а не сдерживаем цену контракта.

Текущая ситуация затронет и инфляцию, и многие макроэкономические составляющие. Но самое главное – это отсутствие конкуренции. Закрытые границы, отсутствие доступа к альтернативным рынкам приведет к росту цен на местные товары, которые при этом не покроют весь необходимый нам ассортимент. Поэтому рост стоимости проектов неизбежен.

Отдельная большая тема – коронавирус и корпоративный сектор. Я считаю, что в ближайшей перспективе – если у нас произойдет что-то вроде «итальянского сценария» – большинство компаний перейдет на удаленный формат работы. И офисы - по крайней мере на время - перестанут быть востребованными. Поднимется стоимость IT-услуг - компаниям нужно будет организовать сеть, которая позволит сотрудникам полноценно трудиться из дома. Человек, как и всегда, будет приспосабливаться к новым обстоятельствам. И бизнесу, конечно, тоже придется адаптироваться.

Мы в своей работе сейчас более внимательно смотрим на валютную составляющую договоров. Делаем все возможное, чтобы она была минимальной. По тем статьям расхода, которые вынужденно остаются в долларах или евро, мы прописываем курсовые разницы, чтобы снизить валютный риск. К сожалению, в России не произошло импортозамещение в полной мере, и всю номенклатуру изделий и материалов за рубли, увы, не купишь.

Кроме минимизации валютных рисков мы стремимся к активной диверсификации – работаем не только с корпоративным сектором, но и рынком жилья, апартаментов, торговых объектов, учебных заведений и объектов ЗОЖ.

Надо помнить, что в любой проблемой ситуации рынок все же «включает» равновесные силы. Например, многие итальянские производства сегодня продолжают работать, но рынки сбыта для них закрыты. Конечно, как только границы откроют, они предпочтут продать новый произведенный объем быстро и по сниженной цене. Чтобы поддержать экономику бизнеса. То есть наше падение рубля может быть нивелировано снижением цен производителей. Но и ослабление рубля – вопрос времени. Если, как предрекают некоторые эксперты, Россия победит в нефтяной войне, цены на сырье могут быть с лихвой отыграны. Вопроса два – если? и когда?

2020-03-18 10:59:17

Источник
16.03.2020

Власти выделят 300 млрд рублей на борьбу с коронавирусом

В России сформируют антикризисный фонд в размере 300 млрд рублей для поддержки граждан и отраслей в связи с распространением коронавируса. Бизнес получит налоговые каникулы, а людям, находящимся на карантине, компенсируют недополученные доходы.



подпишись НА эксклюзивные новости cre