Пошли по рукам

Текст: Иван Майоров

По разным оценкам, с марта сегмент ресейла в России вырос от трех до десяти раз. Речь идет как о частных байерах, закупающих в Европе и США товары ушедших брендов, так и масштабном росте категории так называемых «вторых рук» - перепродаж личных вещей с помощью платформ объявлений, групп в социальных сетях, специализированных сайтов, магазинов сэконд-хэнд, ломбардов и «люксовых комиссионок». На фоне ожидаемого же высвобождения площадей в торговых центрах эксперты прогнозируют усиление интереса игроков к открытию ресейл-корнеров и универмагов в моллах.
 
2068
Изображение взято из источника: top10z.ru
По данным Fashion Consulting Group, вещей из «вторых рук» у жителя крупного российского города за последние десять лет стало как минимум в два раза больше. Недавно «Яндекс.Маркет» в сотрудничестве с платформой The Cultt (перепродает и проверяет аутентичность люксовых товаров – Ред.) решил выставлять подержанные лоты класса «люкс» - одежду, обувь, аксессуары, украшения и пр. Это неудивительно: по оценкам РБК, уже в 2020-м ресейл товаров класса «люкс» достиг 97,6 млрд руб., а в 2021-м эксперты оценили сегмент примерно в  110,6 млрд руб. Сейчас, на фоне ухода части брендов и сложностей с логистикой для оставшихся, а также продолжающегося спада доходов и галопирующей инфляции, рынок будет расти еще интенсивнее, прогнозируют аналитики. Причем активно перепродаваться будет в итоге не только условный люкс и премиум, но и масс-маркет вроде малодоступных теперь марок Inditex. И не только привычный fashion и автомобили, но бытовая техника и электроника, предметы интерьера, мебель, посуда, косметика и т.д.

Возможный рост ресейла очевидно связан не только с уходом брендов, но и с окончательным закрытием в российском обществе вопроса стигматизации «товаров не из магазина» и «товаров б/у», а также выходом на покупательскую авансцену поколений, голосующих за ответственное потребление и селфи-культуру (для каждой фотографии нужен новый «лук»). Некогда табуированное «донашивание» сегодня — вообще социально одобряемый тренд: покупать одежду, сумки и обувь людей, которые их больше не носят, не просто не стыдно, но модно и правильно, соглашается Дарья Афоничева, директор по развитию и PR компании мобильных архитектурных решений CORPSUN.  В ход давно идет все и везде, начиная с групп в социальных сетях и заканчивая специализированными ресейл-сайтами и мобильными приложениями. «Целые команды организовывают комфортную передачу товара от продавца к покупателю, а в большинстве таких компаний есть и штатные эксперты, устанавливающие подлинность, — перечисляет г-жа Афоничева. —  Ресейл действительно процветает и превращается в комьюнити: там могут быть и те, кто приветствует разумные траты на «люксовые» предметы гардероба, и те, кто хочет этот гардероб «разгрузить». Желанная вещь становится на несколько тысяч, а иногда и десятки тысяч, доступнее, а кто-то оказывается на шаг ближе к своей мечте — от прежнего бережливого владельца, с небольшим дефектом или и вовсе в идеальном состоянии». Причем ни те, ни другие не скрывают покупки и продажи: вы не донашиваете, а дарите сумке, платью, стулу, ковру новую жизнь. И не срочно избавляетесь, а помогаете кому-то обрести давно желанную вещь, резюмирует Дарья Афоничева.

Пионерская зорька

Одним из пионеров ресейла была международная платформа Grailed, созданная выпускником Йельского университета Аруном Гупта для продажи и покупки мужской дизайнерской одежды, вспоминает Дарья Афоничева. Это маркетплейс с интуитивной навигацией и впечатляющим выбором: от элитарной классики и коллекций модных домов  до лимитированных капсул street wear брендов.

В России же ресейл стал массовым только в 2015 г.: сначала - в группах Вконтакте, которые перерастали в самостоятельные площадки или оффлайн-магазины. Пример последнего — ФEDERATION, специализирующийся на продаже редких экземпляров одежды, обуви и аксессуаров. «Или молодая платформа Oskelly, которая продает люкс, — продолжает г-жа Афоничева. — Причем найти здесь можно как б/у в отличном состоянии от частных продавцов, так и новые вещи с бирками от бутиков. Товары отправляются от продавца в офис, проверяются на подлинность и качество, а после выставляются на платформе в формате интернет-магазина. Потенциальные покупатели могут договариваться о цене с продавцами в комментариях напрямую, после чего получают лот, расходы на доставку которого компания берет на себя». Альтернативными площадками по-прежнему остаются персональные страницы в социальных сетях, где пользователи анонсируют продажи и общаются с такими же частными лицами напрямую. Более того, если продавцом выступает медиа-инфлюэнсер, его аудитория испытывает особую гордость от обладания некогда вещью своего кумира, указывает Дарья Афоничева.

Фото: Kanayan Retail&Development Consulting

Энтузиастами вообще открывается все больше культовых ресейл-точек «для своих», рассказывает Светлана Ярова, директор департамента брокериджа коммерческой недвижимости RRG. Если десять лет назад в Москве работали всего несколько магазинов, где вещи из «вторых рук» проходили строгий отбор («ФрикФрак», «Ничего подобного» и пр.), то теперь счет уже идет на десятки; обозначается специализация по стилям, направлениям, брендам. К примеру, Otvintage, Kings of Denim, Small Reed Shop специализируются на мужской одежде, Vintage Atelier – на бижутерии, Party of Two – на оптике, перечисляет эксперт. Вместе с появлением и развитием арт-пространств в Россию пришел  и формат гаражных распродаж. Кроме того, появляется все больше крупных «сетевиков», медленно, но верно меняющих отношение в обществе к «вторым рукам» в целом. В их числе - сети «Столичный гардероб», «Во!ва!». Но они пока, как правило, занимают недорогие помещения на первых этажах в старом жилом фонде или площади в неконцептуальных районных ТЦ, уточняет г-жа Ярова.  Существенно выросла и доля сетевых ломбардов, в том числе владеющих собственными магазинами.
 
Прямая речь
Дмитрий Меликсетян, директор по маркетингу ГК «Мосгорломбард»:

- По опыту предыдущих кризисов, в том числе пандемического, люксовые бренды демонстрировали устойчивость. Но сейчас все иначе, абсолютное большинство из них ушли из России. С другой стороны, и спрос на  премиум-товары сократился по понятным причинам - многие лица из списка Forbes под санкциями, и у них сегодня другие заботы.

На рынке есть всплеск спроса на реплики и откровенные подделки известных брендов, которые в Россию ввозят из стран Юго-Восточный Азии, в том числе - ювелирных марок. Параллельно и активно развивается история с ресейлерами, когда продаются оригинальные брендовые, но бывшие в употреблении вещи, а также ломбардный рынок. В последних можно купить ювелирные изделия и мех высокого качества по цене ниже рыночной.  Причем несмотря на то, что ломбарды – это другой рынок, мы видим, что покупатель меняется, а аудитория расширяется: многие клиенты предпочитают сейчас товары с экономией.

Есть и четкий рост спроса на вещи, продающиеся через наши комиссионные магазины: например, в марте 2022 г. спрос на меховые изделия вырос в три раза по сравнению с февралем. Вторая категория товаров, интерес к которой повышается на наших площадках, — ювелирные изделия из драгоценных металлов, в основном золота. Тому несколько причин: во-первых, цена на золото в начале марта активно росла на фоне экономических и политических потрясений, а мы продаем вещи, не выкупленные из залога, по более низкой цене, чем среднерыночная. Кстати, эта же причина, на наш взгляд, повлияла на повышение спроса на меховые изделия. Еще одна причина, конечно, - желание  сохранить деньги, и если на покупку ценных бумаг решаются не все, то вложения в ювелирные изделия более привычны. Кроме того, наши клиенты проявляют интерес к покупке бытовой техники и электроники. В месяц количество покупателей растет на 100-200%. 

Я по объявлению

В конце мая «Авито», самая массовая, по собственным оценкам, платформа объявлений в России, зафиксировала рекордное количество размещенных лотов среди частных продавцов и компаний — более 100 млн объявлений. За пять месяцев 2022 г. интенсивность вывода новых объявлений пользователями возросла более чем в два раза по сравнению с 2021 и 2020 годами: за период с января по май 2022 г. количество активных пользователей площадки увеличилось более чем на 20%. Число новых объявлений в день с 1 января 2022 г. выросло в 5 раз, среднее число добавленных объявлений в день с 1 января по 25 мая составило свыше 760 тысяч. В конце мая был зафиксирован почти 1 млн размещений новых объявлений в день, что, по собственным данным, стало абсолютным рекордом.

Рост оборота ведущих онлайн-площадок частных объявлений в последние несколько лет впечатляет, соглашается Дмитрий Костомахин, директор отдела управления торговой недвижимостью CORE.XP. И для частной перепродажи, как новых, так и поддержанных товаров, «Авито» в последнее время равных не было, добавляет Ольга Кожевникова, руководитель консалтинговой группы Arenda-trk. Главным преимуществом платформы, по ее словам, стали понятная и удобная система дополнительных услуг: быстрая и недорогая доставка, рейтинги продавцов, отзывы покупателей, блокировка средств до момента получения товара, функция возврата. Именно поэтому малый бизнес, например, еще до ухода крупных арендаторов в торговых центрах, выбирал «Авито» как удобный маркетплейс: последняя программа лояльности интернет-ресурса позволяет официально зарегистрировать онлайн-магазин и пользоваться привилегиями для продвижения товара — как нового, так и подержанного. «Из своего опыта мы хорошо знаем, сколько редких изделий таит ресейл, наши декораторы активно ищут и находят их, — улыбается Дарья Афоничева. — Например, если клиенту хочется оформить пространство, жилое или коммерческое, обставив аутентичной мебелью ар-нуво, дизайнеры и декораторы знают, где искать: ресейл-платформы, группы и страницы в социальных сетях, не говоря уже о мастодонте Avito».

Фото: Kanayan Retail&Development Consulting

Но, например, для фэшн все-таки более интересны локальные платформы, например, TheCultt, THE MARKET, в оффлайне - Second Friend Store и формат ярмарки «Эскимо Garage Sale», перечисляет Павел Люлин, руководитель экспертного комитета СТЦ. РБК. Впрочем, теперь могут «выстрелить» любые проекты, уверен он: российский сегмент ресейла только развивается «в цивилизованном ключе», и в случае продолжения ухода иностранных брендов тренд будет усиливаться. В Knight Frank Russia соглашаются, называя число игроков ресейла на рынке «огромным» уже сейчас. Однако большинство проектов пока все-таки остаются малоформатными, уточняют в компании. «Крупные формы» требуют больших же вложений и, если говорить о венчурном инвестировании с особенностями российского рынка, они придут не слишком быстро. Одной из главных проблем, которая до недавнего времени тормозила развитие ресейла в стране, остается и узкая аудитория как продавцов, так и покупателей.

Впрочем, уже сейчас некоторые бренды, включая люксовые, запустили или готовятся запустить массовые программы и точки перепродаж своих товаров. Как напомнили корреспонденту в пресс-службе Melon Fashion Group, сегмент показывает динамичный рост, и к 2023 г., согласно отчету Resale Report 2021 (ThredUp и GlobalData), может достигнуть «небывалых показателей». В компании убеждены, что именно fashion-бизнес должен взять на себя «ответственную роль» по продвижению философии ресейла. «Наш befree запустил 'Resale сообщество' на платформе соцсети vk.com, где клиенты могут обменивать и продавать вещи befree, — перечисляют собеседники. — Это своеобразное dress-crossing коммьюнити. Цель — помочь разгрузить гардероб, избавиться от уже поднадоевших вещей или найти то, что давно искали».

В свою очередь, LOVE REPUBLIC развивает программу по сбору одежды «LOVE 2.0: подари одежде вторую жизнь»: в 111 магазинах 35 городов России установлены боксы, куда можно сдать старую одежду и получить бонусы на карту лояльности LOVE CARD, чтобы потратить на покупки новых коллекций. В коллаборации с фондами «Второе дыхание» и «Спасибо» бренд передает вещи для перепродажи в благотворительных магазинах «Спасибо» или передачи малоимущим. Аналогичные боксы поставили в штаб-квартире Melon Fashion Group — за два года работы проекта удалось собрать более 25 тонн одежды, подсчитывают в компании.

Прямая речь
Оксана Бондаренко, президент холдинга «Ли-Лу»:

- Я не думаю, что сегмент ресейла в России сильно вырастет, даже после санкций. На мой взгляд, все равно люди будут стараться находить аналоги в других брендах. Не все любят покупать вещи с ресейла, это все-таки определенная категория клиентов. Развитие сегмента, конечно, будет, но вот в процентном соотношении – совсем небольшое.

Тренды и бренды

Предпосылки в виде снижения доходов населения, сокращения процента наемного персонала в ретейле и вытеснение незанятой в регулярном «одежном» бизнесе активной части бывших сотрудников ретейлеров, работают на развитие формата ресейла как разновидности малого бизнеса, убеждена Наталья Круглова, руководитель департамента продаж РАД, советник генерального директора. Модель бережливого потребления, повторного использования товара – тоже, но пока сложно сказать, будет ли эта она узкой, нишевой, или, как в поздние девяностые – начале нулевых, станет мейнстримом. «Думаю, что для одежды сезонной, там, где акцент делается на трендах и актуальности капсульной коллекции – нет, – продолжает эксперт. — Для более же дорогих товаров, таких как сумки, аксессуары люксовых брендов, брендовые интерьерные элементы – безусловно, да, и уже заметно, как выросла активность ресейлеров в этих сегементах. Возможно, таким потенциалом еще обладает детская одежда дорогих марок – как правило, дети не успевают ее сильно износить, и она с минимальной амортизацией снова ищет покупателя».

Фото: Kanayan Retail&Development Consulting

Поведенческие модели вообще очень быстро адаптируются к экономике, напоминает г-жа Круглова: как известно, чем глубже кризис, тем короче юбки, и тем выше «индекс губной помады». Пятнадцать лет назад, например, были поздние нулевые — это годы высокой цены на нефть, экономического расцвета и сильного рубля на фоне европейского кризиса. Конечно, никакие секонд-хенды и прочие «ресейлы» не были нужны, констатирует она. А вот если отмотать еще на 10-15 лет назад, то те, кто застал эти годы в сознательном возрасте, вспомнят расцвет сэконд-хендов – как ответ на тотальную бедность и недоступность качественных товаров. «Но классическая перепродажа – это больше о ненужных вещах или об эмоциональных покупках, которые не нашли применения в жизни, - уточняет Людмила Чистякова, директор FoodFashionFirst. - Если же говорить о перепродаже товаров, бывших в употреблении, то это своеобразная ниша, и, скорее всего, она расширится именно за счет падения доходов у части населения».

Однако рост сегмента ресейла, который мы сейчас наблюдаем, — все-таки относительно новая тенденция, ведь перепродаются не только б/у товары, но и новые, резюмирует Евгения Хакбердиева, региональный директор департамента торговой недвижимости Knight Frank Russia. В итоге ресейл существует на профессиональном рынке в нескольких видах, перечисляет эксперт: например, относительно недавно начал развиваться новый формат винтажных/комиссионных магазинов который становится все более популярным благодаря идеологии и концепции: теперь это не типичные «комиссионки» со стихийным ассортиментом вещей, но полноценные магазины, где товары тщательно отбираются. Число проектов с каждым годом увеличивается, в том числе на фоне тренда на покупку коллекционных и редких вещей и аксессуаров, и, в большинстве случаев, это все тот же люкс. «Конечно, есть и другой формат ресейла – перекупщики с узкопрофильными платформами и небольшими оффлайн-точками, которые продают новые и «не б/у» вещи – такие товары также имеют свою уникальность, а их релизы лимитированы», –  отмечает г-жа Хакбердиева. В итоге ресейл, по ее словам, уже с 2014 г. стал рассматриваться как инвестируемая, легитимная и самодостаточная экономика замкнутого цикла, формирующаяся на основе изменений потребительских предпочтений и мировых трендов.

Прямая речь
Юрий Аксенов, партнер Orchards:

- Качественная трансформация сегмента ресейла из формата эпизодических бытовых сделок между физическими лицами в крупную индустрию B2C и B2B актуализирует как минимум два правовых аспекта. Первый – как обеспечить должную «юридическую чистоту» товара и минимизировать риск поступления в повторный оборот продукции с «криминальным прошлым» или отчуждаемого неуправомоченным собственником, ведь большинство находящихся сегодня в обороте движимых вещей либо не имеет уникальных идентификаторов, либо такие идентификаторы (например, серийные номера смартфонов и ноутбуков) не учитываются в публичных и общедоступных реестрах? Второй – не потребуют ли налоговые органы от бизнеса исполнения обязанностей налогового агента по НДФЛ в отношении тех доходов, которые будут возникать у физических лиц в денежной или натуральной форме при продаже или обмене принадлежащего им имущества?
 
Загнали в угол

Между тем девелоперы уже сейчас готовы рассматривать «хорошие» проекты ресейла как арендаторов в торговых центрах. По словам Павла Люлина, концепция действительно интересна многим игрокам, но пока скорее в формате классического магазина или шоу-рума. При этом качество такого объекта, очевидно, должно быть на уровне других магазинов в молле. Формат ресейловой ярмарки-распродажи не менее актуален, хотя большинство собственников и рассматривают его больше как маркетинговый инструмент, чем источник дохода. «Но вот в 2010 г. в Ростове-на-Дону самым эффективным арендатором в универмаге, в тот момент находящемся в портфеле, был сэконд-хенд на 1000 квадратных метров, –  вспоминает Наталья Круглова. – Прекрасную ставку аренды давал. А на первом этаже сидела «мелкая нарезка» из частных байеров с поставщиками из Китая и Турции. Не хотелось бы возвращения этого формата, но совокупность экономических предпосылок, которая способна его возродить, понятна. Правда, все-таки сейчас это будут небольшие площади, так что ситуацию в моллах они вряд ли спасут. Эдакие нишевые формы в оффлайн формате – или люксовые аксессуары, или детские товары, или что-то подобное, связанное с долговременным использованием и низкой амортизацией».

Фото: Kanayan Retail&Development Consulting

В итоге ресейл-форматы могут заполнять освобождающиеся площадки точечно, но пока вряд ли смогут генерировать трафик такого же качества и платежеспособности, как уходящие марки, прогнозирует г-н Люлин. С другой стороны, они могут занимать места магазинов, которые переедут на освобождающиеся места с менее доступных площадок. Самый успешный сегмент ресейла в России – это вообще автосалоны, и в ближайшие годы он будет только расти, уверена Светлана Ярова. Что касается остального, то для торгового центра это может быть решением в исключительных и единичных случаях, девелоперы очень осторожно относятся к таким проектам: немногие предприниматели предлагают концепцию развития качественного магазина ресейла, добавляет Ольга Кожевникова. Сэконд-хэнд же, в его классическом формате, в молле будет ухудшать репутацию объекта. Концепция не является желанным арендатором в силу двух основных причин – очень низкая арендная ставка и отсутствие синергии с другими операторами, перечисляет Светлана Ярова. «Впрочем, «Фамилию» ведь тоже поначалу неохотно пускали в ТЦ, –напоминает она. – Но со временем и сеть «подтянула» оформление, качество торгового оборудования и мерчендайзинг, и девелоперы оценили ее возможности приводить нормальный рабочий трафик. Поэтому нет ничего невозможного, и качественное развитие у «вторых рук» тоже реально».


Формат любых условных «комиссионок» – слишком сомнительный эксперимент для профессиональных ТЦ, поддерживает Евгения Хакбердиева. Рынок не будет рисковать и отдавать полноценные площадки под такие магазины, как минимум, до тех пор, пока есть предложение и спрос от других, более крупных игроков. Тем не менее, формат временных ресейл-маркетов приветствуется, соглашается она с коллегами: подобные проекты могут быть интересны собственникам торговых центров. «Чаще всего маркеты проходят несколько дней на разных площадках, в том числе в универмагах и торговых центрах, –  делится эксперт. – Активно развивает направление московский универмаг «Цветной». «В нашем  районном центре «Место встречи София» мы несколько раз проводили гаражные распродажи для соседей, привлекая людей, которые занимаются подбором винтажных вещей, и на вешалках можно было встретить многое из того, что носили еще относительно недавно, в 2000-е, – рассказывает, в свою очередь, Ольга Паршикова, директор проектов ADG group. – Такие маркеты стали регулярными, и я не исключаю того, что появятся стационарные локации в этом формате. Еще одна категория, которую мы развиваем, – мебель: уже дважды «Места встречи» становились площадками для проведения маркета FChairs: это совместная инициатива ресторанных критиков Оли Овчаровой и Кати Калины, которые раз в месяц устраивают гаражную распродажу дизайнерской мебели, посуды и предметов декора. Где они будут в следующий раз — не знает никто, регистрация – через каналы в социальных сетях. Оба раза маркеты собирали внушительную аудиторию, причем люди приезжали со всей Москвы». В этой области параллельно появляются и индивидуальные предприниматели и самозанятые, которые сами делают одежду и аксессуары через повторное использование разных материалов – их, по словам г-жи Паршиковой, тоже привлекают для участия в маркетах торговых центров.

Своя игра

Впрочем, новые игроки ресейла, в том числе претендующие на «серьезные» места в торговых центрах, обязательно появятся, убеждена Ольга Паршикова. По ее словам, интерес к сегменту рос задолго до ситуации с уходом международных брендов – не в последнюю очередь потому, что в обществе действительно изменилось отношение к покупкам и потреблению. «Но я вполне представляю себе «Авито» в формате оффлайн-точки или ПВЗ, тем более такой прецедент на рынке уже был анонсирован, однако увеличение числа подобных операторов считаю маловероятным, – парирует Ольга Кожевникова. – И, если говорить о рынке ресейла в любом его проявлении, то мне кажется оптимальным, возможным и логичным, скорее, привлечение в моллы концептуальных антикварных лавок и магазинов. Формат может быть интересно представлен и не вызовет брезгливого отторжения покупателя. Наоборот, может стать интересным, чем-то между музеем и магазином. Однако даже в этом случае ТЦ должен придирчиво относиться к дизайну и наполнению. В общем, определенный потенциал в ресейле есть, но качественных проектов пока очень мало».
Среди интересных концепций в торговых центрах г-жа Кожевникова называет, например, «Современный детский комиссионный магазин «КоМод», открывшийся в начале июня в петербуржском  «ЛеоМолле» под девизом «Рвем ваши стереотипы, связанные с комиссионками». «Но мы забываем о том, что, в  отличие от городов-миллионников, во многих городах России по-прежнему ощущается нехватка предложения качественных торговых площадей в принципе, – резюмирует Дмитрий Костомахин. – Поэтому ресейл или торговля в формате вещевого рынка остаются очень востребованными. На сегмент будут влиять и переход от эпохи потребления и накопления (вещизма) к рациональным покупкам в условиях относительного дефицита».

Та же «Авито» уже открыла успешные оффлайн-площадки в виде ПВЗ, и это очень удобно как для покупателей, так и для продавцов: подобные ПВЗ вполне могли бы стать арендаторами в торговых центрах и конкурировать с уже действующими, соглашается с коллегами г-н Костомахин. Павел Люлин поддерживает, прогнозируя, что для рынка ресейла в итоге станут определяющими два фактора: доступность брендовых товаров в России, и неважно, будет ли это параллельный импорт, или отшитое на тех же фабриках, но без лейбла. И – смогут ли заместить уходящие западные марки российские бренды и бренды других стран. В случае если ограничения поставок не удастся обойти, а пришедшие на смену бренды окажутся «недостаточно модными», ресейл во всех видах будет процветать, констатирует г-н Люлин.
Июнь 2022 г.
 
 

Коментарии (0)


иГРОКИ РЫНКА

RRG

Ярова Светлана

Arenda-trk.ru

Кожевникова Ольга

Люлин Павел

РАД

Круглова Наталья

Knight Frank Russia

Хакбердиева Евгения

ADG group

Паршикова Ольга

Консалтинг и брокеридж

RRG

Консалтинг и брокеридж

CORE.XP

Другое

РАД

Консалтинг и брокеридж

Knight Frank Russia

Девелопмент

ADG group

Поделиться

Материалы по теме

Игроки рынка

H&M увлекся секонд-хендом

Ретейлер H&M заинтересовался развитием сегмента секонд-хенда. 
22.04
Сделка

Сеть секонд-хендов сняла склад на ЛОМО

Помещение площадью 1475 кв. м было арендовано через интернет-площадку Skladmaps.ru.
21.05
Проект

Киркоров открывает секонд-хенд

В начале октября Филипп Киркоров в партнерстве с предпринимательницей Лялей Гайнутдиновой, которая за 13 лет в одежном бизнесе успела создать два бутика под брендом La Mod, планирует открыть в ТРЦ «Вегас» свой первый бутик под названием Phill 4 You. В магазине будут продаваться одежда итальянских брендов, а также костюмы самого Киркорова и его друзей, пишут «Известия».
16.09
87049

журнал CRE 9-10 (408-409)

Май 2022
Журнал выпущен при поддержке: Группа компаний Спектрум http://spectrum-group.ru/   Raven Russia www.rrpa.ru Nikoliers https://www.nikoliers.ru/   Radius Group www.radiusrussia.com   Knight Frank www.kf.expert   Metrika Investments https://metrikainvestments.com/ CORE.XP https://rentnow.ru   ricci https://ricci.ru/ В НОМЕРЕ:  Фоторепортаж CRE MOSCOW АWARDS-2022: «ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЗАВТРА»   Актуально РАБОТНИК НЕ ВОЛК За два месяца кадровый «рынок кандидата» трансфо...

подпишись НА эксклюзивные новости cre