Куба далека

По данным Bloomberg, США всё настойчивее предлагают странам G7 в рамках очередного пакета санкций ввести «тотальное эмбарго» на поставки любых товаров в Россию, включая значительную часть лекарств и медицинского оборудования. Эксперты CRE – о том, почему кубинский сценарий для рынка торговой недвижимости, ритейла и логистики пока возможен вряд ли.

Текст: Евгений Арсенин. Журнал CRE Retail

2715
Изображение взято из источника: CRE
Заявление, которое готовится к встрече лидеров G7 в Хиросиме, по информации Financial Times, включает обещание заменить режим секторальных санкций против России полным запретом на экспорт, с несколькими исключениями. Последние, вероятно, будут сделаны для части сельскохозяйственной, медицинской и другой продукции. Москва, в случае введения «тотального эмбарго», собирается ответить завершением зерновой сделки и взаимным прекращением импорта товаров по наиболее чувствительным категориям.

Впрочем, пока представители ЕС и Японии выступают против, якобы назвав меры невозможными, уточняет Financial Times. Эксперты и источники Bloomberg же настаивают, что полный запрет большей части экспорта от США и их союзников близок, как никогда, поскольку решение может привести к «значительному ужесточению экономического давления на Владимира Путина». Агентство отмечает, что на западе крайне обеспокоены тем, что экспорт из Европы в Россию всё ещё остается на высоком уровне, а Москва успешно обходит санкции через третьи страны. Правда, Турция, по словам Джеймса О'Брайена, главы управления по координации санкций Госдепартамента США, уже согласилась прекратить транзит подпадающих под санкции западных товаров в Россию после давления со стороны стран G7. Начали контролировать товары, которые ввозятся в страну, для отслеживания их реэкспорта до тех пор, пока они не достигнут конечного пункта назначения, и в Казахстане. Мера также направлена на предотвращение обхода антироссийских санкций: с 1 апреля в стране запущен «новый онлайн-инструмент», который позволяет в режиме реального времени наблюдать всю цепочку движения товаров.

В свою очередь, Южная Корея с 28 апреля расширяет список товаров, для экспорта которых в Россию и Белоруссию необходимо получать специальное разрешение у правительства. Сейчас в санкционном перечне 57 наименований, а станет – 798, и среди них, например, некоторые модели автомобилей, экспортирующиеся через Владивосток. «Ввод реален ровно настолько, насколько будет на то политическая воля, – констатирует Андрей Алёшкин, партнёр, исполнительный директор NAI Belarus. – Понятно, что производители, экспортеры, для которых российский рынок был в числе ключевых, будут не в восторге, но если правительства настоят – будут исполнять, так что принятие решения имеет очень высокую вероятность. Но – не 100%-нтную, поскольку там опасаются, что многие из позиций моментально будут отданы Китаю, а те же США заинтересованы в сдерживании экономического влияния Китая на Россию, да и в целом».


Источник: CRE

По словам Натальи  Кругловой, советника генерального директора РАД, в случае реального ввода, эмбарго станет очередным стресс-тестом для всех рынков. «Хуже здесь другое: если пакет санкций будет именно таким, нам всем будет почти безразлично, что с рынком торговой недвижимости, потому что придется решать гораздо более насущные проблемы частного импортозамещения, – добавляет она. – В этом жестком виде, мне кажется, пакет санкций не будет принят – давайте не забывать про взаимную зависимость от России иных стран, и не только в части поставок энергоносителей. Так что, надеюсь, сможем обсудить в ближайшее время не столь драматическую повестку». «Но, учитывая настойчивость европейских политиков, динамику, необходимо готовиться к семнадцатому, двадцать третьему, тридцать седьмому и последующим санкционным пакетам, – парирует Александр Бражко, координатор федерального проекта #За честные продукты! – Фантазия безгранична, горячие головы предлагают обрушить внутренний рынок, чтобы насолить соседу. Не уверен, что предлагаемый пакет обеспечит экономический рост в странах, которые его примут. Иногда сложно противодействовать человеку выстрелить себе в ногу, но будем рассчитывать на зрелость гражданского общества в «дружественных» странах. У российского же бизнеса, потребителей постепенно вырабатывается иммунитет к подобным «подаркам».
 
Прямая речь
Роман Гришин, сооснователь SIBEARIAN (российский производитель товаров для ухода за одеждой и обувью):
- На мой взгляд, потенциал санкций можно считать исчерпанным, и дальнейшее их ужесточение вряд ли приведет к каким-то существенным изменениям. Думаю, что даже в случае «тотального эмбарго» конкретные категории товаров всё равно дойдут до покупателя в России. Это точно будет стоить дороже, но, мне кажется, ситуация повлияет только на какие-то единичные продукты. Рынок потребительских товаров в России довольно насыщен – это показывает и последняя сделка Henkel. Так что дефицита точно не ожидается, и покупатель вряд ли будет в чем-то нуждаться.
Источник: CRE 
 
 
Не базарный день
 
Если эмбарго всё-таки будет введено, на рынке отчасти повторится ситуация весны-лета прошлого года, когда об уходе заявили отдельные бренды, прогнозирует Андрей Алёшкин. Теперь, когда игроки вроде бы определились, кто и как будет замещать бывших арендаторов, окажется, что эти альтернативные компании сами не смогут заполнять площади товарами, добавляет он. «Понятно, что отечественный бизнес, который показал после 2014 года воодушевляющее умение адаптироваться ко всему, развиваться в любых условиях, и находить выход из тупиков, постепенно перегруппируется, – убеждена Наталья Круглова. – Но потребуется время. Самые сильные проблемы, как в оффлайне, так и в специализированном онлайне, будут у тех, кто занимается товарными позициями высоких ценовых сегментов с высокой же составляющей товаров европейского происхождения».

Решение осложнит экономическую ситуацию в целом, но фундаментального влияния на торговую недвижимость новый санкционный пакет не окажет, считает Александр Бражко. Очевидно, что компаниям придется заняться поиском новых поставщиков, изменять ассортимент. Потребители же, разумеется, будут пытаться купить привычные для них товары в ближнем зарубежье и дружественных странах. «Импортные товары будут вымываться с легального рынка, серый рынок – увеличиваться, – перечисляет эксперт. – Возросшие издержки, конечно, включат в стоимость товаров, работ и услуг, которые придется оплачивать рядовым клиентам. Снижение уровня конкуренции не приносит пользы потребителям, замедляет темпы роста экономики; цены вырастут, ассортимент снизится. Ну а параллельный импорт – это попытка Брюсселя выявить альтернативные логистические каналы, и проверить лояльность участников рынка. В век информационных технологий практически невозможно организовать регулярные перевозки грузов, которые бы не попадали в зоны контроля. Пока ЕС «закрывает» глаза, параллельный импорт будет одной из альтернатив по обеспечению поставок на российский рынок». «Слабо верится, что Евросоюз подставится под общественно непопулярную тему (запрет медикаментов и медицинских изделий), но вот что касается других популярных массовых товаров, то да – полный запрет парфюмерии или фэшн может стать реальностью, – полагает Александр Перемятов, президент Magic Group, консультант по ТЦ, создатель универмагов российских дизайнеров SLAVA. – Для нас же это должно стать дополнительным импульсом к тому, чтобы перестать работать на параллельный импорт. Государству нужно увидеть возможность роста, и дать зеленый свет нашему производству, оказать поддержку российской модной индустрии. Она сейчас в той точке, с которой может начаться ее перерождение, и все затраты окупятся в будущем».


Источник: CRE 
 
Прямая речь
Михаил Петров, генеральный директор Smart Estate Moscow:
- Ритейлеры-западные бренды на сегодняшний день поделились на два лагеря. В первом – те, кто нашел возможности переименоваться и поставлять товары не напрямую. Они же сделали страховочную закупку на долгий срок вперед.

Но есть и те, кто, в силу позиции самого бренда – не продавать в Россию – либо закрылись, либо допродают товарные остатки по взвинченным ценам, и параллельно ищут возможности импорта через страны бывшего соцлагеря. К этому профсоюзу можно отнести, например, большинство косметических категорий. Учитывая дефицит привычных товаров на полках магазинов, скоро царским подарком для женщины снова станут Climat, привезенные из duty free. В топ выходят серые дилеры брендовых товаров с интернет-магазинами в Армении, которые торгуют в Москве из квартир. Челночный бизнес сегодня набирает обороты именно в категории люкса – аналогия с советской фарцой: «Примерь вот это! Карден! У нас в Союзе всего две-три  единицы таких. И то, у жен дипломатов неприсоединившихся стран».
 

В любом случае, рынок ритейла и торговых центров подвергнется обструкции, на первое место будут выходить малые предприятия и мультибрендовый ритейл, способные везти, в прямом смысле, на себе товары из Европы, китайские товары с российскими инвестициями; возможно, бренды Латинской Америки. Мелкие европейские марки  также потеснят крупных игроков, и будут отгружать в Россию напрямую с производств Китая.
 

Источник: CRE


Наши дорогие

Очевидно, что больше всех снова пострадает fashion, соглашается Андрей Алёшкин. «Не мытьем, так катаньем», – вздыхает Александр Перемятов. – На протяжении полутора лет мы постоянно говорим: рынок ещё не достиг дна, не все бренды ушли, ситуация будет разворачиваться дальше, но не вверх – к оптимистическим горизонтам, а вниз.  Волна уходов будет продолжаться, многие компании, которые занимаются сейчас глобальной экспансией, включая псевдороссийские бренды, по факту занимают сейчас больше площадей, чем им нужно. На многие локации компании заходят в надежде на докризисные показатели, но эти надежды не будут оправданы. Поэтому тут тоже неизбежна оптимизация, весь объем, что сейчас нагребают – скорее всего, будет переоценен, стратегии, вероятно, пересмотрены, и все это скажется ростом вакансии».

Очевидным бенефициаром снова окажется e-commerce. Во-первых, там и так давно доминировала товарная номенклатура, очень далекая от стран запада по происхождению, поясняет Андрей Алёшкин. Исключение составляли лишь отдельные премиальные позиции, но условный массовый пользователь их исчезновение вряд ли заметит. Во-вторых, всё, что нельзя будет купить «легально», напрямую и в оффлайне, окончательно уйдет в сеть. Однако параллельный импорт  значительно усложнится, поскольку страны-участницы эмбарго, скорее всего, начнут отслеживать эти каналы, и перекрывать их всё более жестко. «Однозначно будет существовать «челночный» параллельный импорт, его никак не остановишь, да и смысл? – констатирует эксперт. – Это не те объемы, которые осуществлялись бы компаниями-импортерами. Отсюда и выходит, почему цены станут выше для конечного потребителя – челночные поставки недешевые. С ресторанным рынком же, например, можно грустно пошутить: главное, не выбрасывайте пустые бутылки из-под дорогих напитков! А альтернатива, чем наполнить, всегда найдется. Но, если серьезно, то и здесь пострадает только премиальный сегмент и брендированный. Что касается еды, то даже рестораны итальянской, французской кухни вполне смогут поддерживать меню за счет местных продуктов или поступающих из тех же Беларуси, Азербайджана или других стран, не присоединившихся к эмбарго. Ну а если их собственники окажутся принципиальными насчет происхождения – что ж, уйдут с рынка, но последний тут же начнет замещаться паназиатской, мексиканской, другими кухнями, голодным никто точно не останется».


Источник: CRE
 
Прямая речь
Алексей Попиков, директор департамента торговых центров Becar Asset Management:
- Вопрос о тотальном эмбарго всё же зависит от того, где находятся производство и склады конкретных брендов. Например, если это Китай, Бангладеш, Индонезия, Вьетнам, то, мягко говоря, Евросоюз и США вряд ли дотянутся. То есть речь только про товары, которые производятся в странах Евросоюза и G7. Но, снова же, цепочки поставок часто составляют не одно звено. С другой стороны, производитель может выяснить, кто является конечным покупателем, и всё же запретить поставки. 

Далее – не стоит забывать, что многие бренды (но, как выяснилось, меньшинство из присутствующих на рынке), которые хотели уйти, либо уже ушли или продались, либо в процессе. Причем продались компаниям из «дружественных» стран. 

В целом, крайне важно понимать, о каких механизмах идет речь, потому, что «санкционная» новость дана со ссылкой на анонимный источник и без подробностей. Пока это политика – власти показывают силу, а бизнес кивает головой, но пытается заработать денег.
Источник: CRE
 
 
Поедем за границу

В итоге одним из самых интересных и инвестиционно-привлекательных сегментов рынка продолжают оставаться «антисанкционные» склады. «С учетом разворота экономики на восток (Китай уже сейчас занимает 40% нашего товарооборота; напомню, в лучшие годы товарооборот с Европой был 60%), необходима логистическая инфраструктура, обеспечивающая связь восточной и западной части страны с дистрибуцией товаров через хабы в районе Урала, к северным и южным территориям, – соглашается Наталья Круглова. – Думаю, что повестку рынка недвижимости ближайших лет сформируют новости именно о таких логистических и складских проектах». «Если же говорить о складах в России, то, с одной стороны, конечно, уменьшаются крупные партии прямых поставок привычных качественных товаров (и импортных, и произведённых локально), сокращается покупательная способность и падает оптимизм потребителей, равно как стремительно сокращается и число самих потребителей, – размышляет Виталий Можаровский, партнёр, ALUMNI Partners. – С другой, увеличивается количество мелких партий тех же самых товаров, приходящих в Россию окольными путями по "параллельному импорту", или растёт замещающий объём более дешёвых азиатских аналогов. Теоретически потребность в складских площадях должна обвалиться, но, принимая во внимание, что до прошлого года уровень вакансии в секторе складской недвижимости стремился к нулю, и то, что у качественных складов и договоры аренды были качественные, я не ожидаю резкого драматичного увеличения уровня вакансии в складском секторе. К тому же строительство новых качественных объектов резко сократилось, и существующие объекты постепенно морально устаревают, что, естественно, ведёт к сокращению предложения качественных складов.  Вопрос в том, какой из этих многочисленных факторов в конкретный момент времени окажет более существенное влияние на динамику рынка. Аналогичные процессы наблюдаются и в секторе розничной торговли. Да, конечно, средняя ставка арендной платы будет плавно снижаться вместе с качеством арендаторов, пока не достигнет естественного рыночного равновесия».

Коментарии (0)


иГРОКИ РЫНКА

NAI Belarus

Алешкин Андрей

Консалтинг и брокеридж

NAI Belarus

РАД

Круглова Наталья

Другое

РАД

Becar Asset Management

Попиков Алексей

Управление и эксплуатация недвижимости

Becar Asset Management

ALUMNI Partners

Можаровский Виталий

Юридическая поддержка

ALUMNI Partners

Поделиться

Материалы по теме

Источник: CRE
Экспертный анализ

Девушки без индекса

В России впервые за тридцать лет перестал работать так называемый «индекс губной помады». Покупатель снова «сел на кубышку», конкурировать за его деньги ритейлерам теперь приходится то с банками, то с продавцами квартир, а в маркетинге заканчивается эпоха битвы бюджетов.
 
Текст: Влад Лория. Журнал CRE Retail
19.04
Источник: CRE
Экспертный анализ

Царские припасы

В легендарном московском гастрономе «Елисеевский» может появиться очередной фудхолл, фудмолл, гастромаркет или «просто фудкорт». Эксперты отнеслись к идее скептически, утверждая, что  сегмент переполнен даже в Москве, а все новые проекты «уже открываются провальными».
 
Текст: Иван Майоров. Журнал CRE Retail
17.04
Источник: CRE
Экспертный анализ

Съестные припасы

Год назад были наложены первые десятки санкций, а десятки же иностранных компаний приостановили работу или ушли с российского ресторанного рынка. Собеседники CRE – о том, почему для рестораторов ещё долго будет «всё сложно», но не всё так плохо.
 
Текст: Влад Лория. Журнал CRE Retail
30.03

Комментарии экспертов


Андрей Волков, генеральный директор и основатель группы компаний EXMAIL, о возможном «тотальном эмбарго» на экспорт любых товаров в Россию в рамках очередного пакета санкций

Такое развитие событий мы считаем маловероятным, так как до сих пор Россия и страны мира имеют связи и сотрудничают в некоторых вопросах. К тому же, "тотальное эмбарго" звучит слишком громко в связке с "Евросоюз и США" и не означа... Далее

90690

журнал CRE 5 (439)

Май
Стратегические партнеры журнала в 2024 году: PIONEER, ADG group Вышел из печати CRE № 5 (439).   Читайте в номере:   CRE Moscow AWARDS 2024 ОТ ПОБЕДЫ К ПОБЕДЕ Фоторепортаж с церемонии премии   Тема номера ИНОГДА ОНИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ? «Лихие 90-ые» нам не грозят   Мнение СКРЫТЫЕ РЕЗЕРВЫ РАЗВИТИЯ СКЛАДСКОГО РЫНКА Генеральный директор «Raven Russia» Игорь Богородов делится своим видением ситуации   Офисы В ЗОНУ КОМФОРТА Будущее офисного рынка – за сервисом   Индустрия го...

подпишись НА эксклюзивные новости cre