Наша марка

В 2022 году российский рынок покинуло большинство иностранных владельцев франшиз. CRE представляет серию публикаций о том, как и чем жил сегмент эти два года, почему сегодня ситуация в российском франчайзинге оценивается как самая здоровая за тридцать лет, куда теперь лучше вкладываться потенциальным франчайзи и кого стоит выбирать собственникам торговых центров и помещений в стрит-ритейле в качестве арендаторов.

Текст: Екатерина Реуцкая. Журнал CRE Retail
1380
Изображение взято из источника: CRE
По данным franshiza.ru, по количеству франшиз российский рынок за 2023 год вырос на 6% по сравнению с 2022-м. К началу 2024-го в России насчитывалось 3445 франшиз. Количественно новых франшиз за прошлый год прибавилось около 320; оборот российского рынка франчайзинга за 2023 год вырос на 14,5% до показателя 3,18 трлн рублей. Динамика положительная, подчёркивают аналитики franshiza.ru: многие франчайзеры отмечают рост количества чеков и рост среднего чека. Часть франчайзеров, впрочем, заявили, что при фактическом росте оборота франчайзинговой сети прибыль стала меньше из-за роста издержек бизнеса. «В стране сегодня представлено более 3500 франчайзинговых концепций, что сопоставимо с развитыми западными рынками, где франчайзинг как индустрия существует уже больше ста лет, – констатирует Константин Сагалов, управляющий партнёр Суши Wok. – При этом в России по модели франчайзинга работает всего около 80 000 объектов, а, например, в Северной Америке – более 800 000. С одной стороны, это говорит о том, что концепции и бренды находят ещё недостаточный отклик у российских интересантов, которые рассматривают запуск бизнеса по франшизе. С другой, демонстрирует колоссальный потенциал: в ближайшие пять лет возможен рост до 5 трлн рублей в год».


Источник: Суши Wok


Мы теряем его

Показательно, что количество франшиз, ушедших с рынка России в 2023 году, по оценкам franshiza.ru, стало минимальным за последние десять лет – менее 130 закрытых или приостановленных проектов. Аналитики компании связывают это с тем, что ранее, год назад наблюдалось довольно большое количество свернутых программ франчайзинга, как по причине ухода брендов из России, так и по экономическим и иным причинам. «Впрочем, и сказать, что в доступном сегменте (инвестиции до 5 млн рублей) у нас было много иностранных франшиз, нельзя, – размышляет Константин Сагалов. – Скорее, это даже исключения – основной пул формировали отечественные бренды». «Большинство иностранных бизнесов были представлены в России преимущественно дистрибьюторами или выходили напрямую, – соглашается Дмитрий Томилин, генеральный директор компании «Этерна», эксперт в области управления торговой недвижимостью. – Из крупных сетей только Burger King дал мастер-франшизу на Россию «ВТБ Капитал» и «Шоколаднице». Франшиза была у Alshaya Group – это оператор из Арабских Эмиратов, который выходил такими франшизами как «Старбакс», Easy Learning Center, «Лего», еще надо сказать о Panda Express (Wok) – это тоже франшиза в рамках ГК «Шоколадница». Были какие-то ещё франшизы, которые выходили через турецких партнеров, но и таких немного». «Особых потерь в нашем, ресторанном, сегменте не было, – поддерживает Александр Александров, директор департамента по франчайзингу ресторанного холдинга «Тигрус». – Крупных игроков франчайзинга на этом рынке действительно было не так много, как могло показаться. И, как выяснилось, потерей в итоге не стал даже уход Starbucks».


Источник: CRE

Екатерина Сойак, эксперт в сфере франчайзинга, генеральный директор EMTG, вспоминает: брендозамещение франчайзеров после ухода западных марок происходило практически моментально. «Да и смотря что брать за критерии значимости, – продолжает г-жа Сойак. – McDonald’s – вроде бы большая потеря с точки зрения известности бренда, но они же в России и не продавали франшизу в классическом понимании, а работали только с очень крупными франчайзи, готовыми открывать от 80 точек. Поэтому для тех, кто хотел купить их франшизу, это вообще не потеря. Большая сеть была у KFC, но и она, по сути, не ушла, а сменила название на Rostic’s; все точки продолжают работать, а управляющая компания – продавать франшизу. Domino’s Pizza формально ушла, по факту – пиццерии убрали с вывесок одну букву, и работают под названием Domиno. С уходом Baskin Robbins у нас тоже не стало меньше мороженого, поскольку всё его производство было и остаётся в России, просто теперь продукция выпускается и розничные точки работают под брендом Brand Ice. Европейская есть кофеен Coffeeshop, кстати, осталась и представит свою франшизу на осенней выставке Buybrand Expo. Более того, на место тех, кто не продавал франшизу, пришли франчайзеры: тот же Starbucks франшизу не продавал, а вот Stars Coffee – да. Ей, кстати, вместе с локациями от предшественника, достался и топ-менеджер, имеющий большой опыт в управлении именно сетевым франчайзинговым бизнесом в лице Эрнесто Гонсалеса».

На логистическом, а, тем более, складском рынке навскидку иностранных франчайзеров тоже было по пальцам или не было, добавляет Александр Перфильев, коммерческий директор Ghelamco: иностранные бренды в логистике обыкновенно работали в виде представительств или российских компаний, которые были учреждены материнской. «После 2022 года большинство из них ушли с рынка или перешли под управление российского менеджмента, как правило, это происходило со сменой «вывески», – констатирует эксперт. Илья Смирнов, руководитель отдела развития бизнеса региональной сети «Курьер Сервис Экспресс», соглашается: никакого «великого исхода» на рынке франшиз не было. «Да, многие международные бизнесы свернули свои производства и представительства в России, при этом некоторые уже размышляют о возвращении», – подчёркивает он.


Источник: Boxberry

Прямая речь
Михаил Петров, генеральный директор Smart Estate Moscow:
- Франчайзинг в России после февраля 2022-го года оказался в более привилегированном положении по сравнению с официальными представительствами компаний, которые были вынуждены уйти. Ряд операторов переименовались или переписали названия кириллицей, ряду брендов материнские компании запретили развитие, кое-кто оказался ограничен по стоимости закупки за единицу товара.

Интересные кейсы появились в части внутривидовой борьбы или попросту грязной конкуренции в категории люкса. Не называя имен:один крупнейший торговый холдинг в нарушение договоров текущих мастер-франчайзи перекупает их права в материнских компаниях, принуждая к закрытию магазинов в России, а сам – концентрирует бренды в рамках собственных площадей, вынуждая лояльного покупателя приходить в локации с ассортиментом магазинов холдинга.


Источник: CRE


Я устал, я ухожу

«Крупные торговые центры и собственники лотов стрит-ритейле долго ожидали решений Victoria Secret, Inditex, Adidas и иных международных операторов торговых сетей, но вот именно с бизнесами по модели франчайзинга подобных проблем не наблюдалось, – делится Андрей Завьялов, эксперт рынка ритейла, партнер компании «Правотворчество». – Все американские франчайзеры старались, прежде всего, урегулировать вопросы персонала, взаиморасчетов по аренде и оставляли на откуп небольшие судебные споры с поставщиками. Европейцы же, особенно испанские и итальянские компании, до сих пор видят в России для себя серьёзные возможности, поэтому они корректно выстроили работу и оптимизировали процессы через передачу управления местному менеджменту, сохраняя контроль путем заключения опционных соглашений или уменьшения доли контроля за компанией через продажу долей».

Глобальные франшизы если и уходили громко – с точки зрения огласки, потому что того требовала политическая ситуация, то относительно спокойно – в юридическом контексте, особенно если сравнивать с продажей компаний, которые покупались с большим дисконтом, соглашается Олег Изотов, руководитель категории коммерческой недвижимости на «Авито». «Безусловно, все они уходили интеллигентно: понимая, что в Россию интегрировался большой международный бизнес, громко хлопать дверью было бы неправильно, – поясняет Дмитрий Томилин. – Бизнес не ведет себя в таких случаях агрессивно, всегда рассчитывая на come back, вот почти все и оставляли возможность обратного выкупа и возвращения в страну при нормализации политической обстановки. При этом все иностранные компании потребовали изменения названия бренда, но не все франчайзи согласились – «Бургер Кинг», например, так до сих пор и работает под своим названием, вопреки желанию владельцев бренда, и это – решение локального российского менеджмента».


Источник: CRE

Денис Лим, партнер практики по разрешению споров Lex Borealis, также убеждён, что иностранные франчайзеры оставили широко открытые двери для возвращения в Россию. Об этом, по его словам, свидетельствует не столько затягивание процесса по сворачиванию бизнесов, сколько включение в договоры по передаче активов российским компаниям и менеджменту всё тех же условий об опционе на обратный выкуп. «Недавно предпринятые Starbucks меры по перерегистрации товарных знаков Starbucks Corporation для их дальнейшей защиты на территории России тоже говорят о намерении бренда однажды возобновить здесь работу, – полагает эксперт. – Другое дело, что против Starbucks уже был подан иск о досрочном прекращении защиты товарного знака в виду его длительного неиспользования. Истец, один из новых владельцев активов Starbucks, желал зарегистрировать схожий до степени смешения товарный знак. В настоящее время его иск оставлен без движения, что, тем не менее, не перестает свидетельствовать о ранней попытке наполнить рынок брендами-аналогами, конкурировать с которыми даже оригинальным франшизам после возвращения может быть очень сложно. В любом случае, мы не только видим споры, связанные с уходом иностранных брендов, но, в случае возвращения, скорее всего, станем и наблюдателями процессов, связанных с реализацией опционов, защитой прав на интеллектуальную собственность и пр.».


Источник: CRE

Прямая речь
Андрей Алёшкин, партнёр, исполнительный директор, NAI Belarus:
- С началом ухода зарубежных компаний и брендов правительства как в России, так и у нас, в Беларуси, ужесточили процедуру и условия выхода с рынков. Владельцы бизнесов и франшиз не могли вот так просто взять и продать свой бизнес по справедливой для них цене.

В итоге на белорусском рынке франшизы тех же Burger King и KFC сохранились, и продолжают работать под прежним названием. Только McDonald's ушел, а преемник сменил название на Mak.by. И вот тут есть свежие новости: новым брендом продолжала оперировать компания «КСБ Виктори Рестораны», которая и была франчайзи McDonald’s. А буквально с прошлой недели владельцем «КСБ Виктори Рестораны» стала компания «Кволити Фуд», владельцем которой является белорусский бизнесмен, управляющий такими представленными и на российском рынке молочными брендами, как «Молочные горки», Exponenta, «Белсыр».

Если продолжать линию известных международных пищевых франшиз, ещё можно отметить уход с белорусского рынка бренда PapaJones. Хотя пиццерии этой марки не были у нас так представлены, как продолжающая развиваться (и очень активно) по франчайзингу сеть Domino’s Pizza или российская сеть «Додо Пицца».

Резюмируя – безусловно, любой уход, смена собственника, смена бренда, переход под управление иных лиц и компаний создавали информационный повод и пищу для обсуждений. Другое дело, что обычному потребителю зачастую всё равно, кто и что за этим стоит.

Источник: CRE


Окно возможностей

Обвала франчайзингового бизнеса после февраля 2022 года, несмотря на уход иностранных франшиз, в России в итоге не случилось, соглашается с другими собеседниками CRE Валерий Трушин, партнер, руководитель отдела исследований и консалтинга IPG.Estate. Был, скорее, резкий спад спроса, который длился 1-2 месяца, но и он восстановился вместе с началом замещения ушедших брендов российскими компаниями или передачей управления бизнесом российскому менеджменту. «Были, скорее, не потери, а возможности, – говорит Галина Радаева, председатель совета "Общероссийского профессионального Союза участников франчайзингового рынка", руководитель рабочей группы по франчайзингу уполномоченного по защите прав предпринимателей и Центра франшиз МРО "Деловая Россия", член экспертного совета при комитете МСП ГД РФ. – Те франшизы, которые у нас были представлены западными брендами, имели опыт работы на рынке более десяти лет, и, к моменту ухода франчайзеров, стали уже самостоятельными игроками. То есть у них, напротив, появилась в итоге возможность вести бизнес в России немного иначе. С учётом того, что деньги конечного потребителя стали оставаться в стране, во франчайзинге произошёл рост – в частности, в ресторанном, гостиничном и многих других сегментах».

Елена Степанова, партнёр, руководитель практики недвижимости и строительства CLS, наиболее существенным изменением после ухода глобальных франчайзинговых игроков называет не потерю кого-то конкретного, но общее снижение конкуренции. «Даже если бизнес был ключевым для определенного сегмента, как показала практика, его доля на рынке постепенно перераспределилась или перераспределится в пользу оставшихся или вновь созданных, – продолжает г-жа Степанова. – Да, иностранные компании привносили в российскую деловую культуру общемировые и эффективные корпоративные практики, к которым можно отнести и саму модель франчайзинга. Но, к счастью, местный бизнес успел адаптироваться, и, вопреки первоначальным пессимистичным прогнозам, российские франшизы показали хороший рост. В ряде случаев российскую часть бизнеса глобальных брендов подхватили местные партнёры-франчайзи, а некоторые просто «ушли в тень», приостановив активный рост сети. У многих локальных франшиз появилась реальная возможность занять место в ключевых торговых центрах по всей стране, поскольку значительные торговые площади, ранее занимаемые иностранными бизнесами, освободились».


Источник: Sunlight

Валерий Меновщиков, директор по продажам франшизы Boxberry, поддерживает: российский рынок франчайзинга не потерял, а приобрёл множество новых игроков. «Ситуация действительно стала толчком для развития отечественных бизнесов, – убеждён эксперт. – Смотрите: только в логистике рынок франшиз вырос в четыре раза, и минимальный бюджет для франшизы – от 500 тыс. до 2 млн рублей. Безусловно, одной из самых популярных здесь за последние два года стали пункты выдачи заказов – логистика ведь растёт вместе с рынком e-commerce, требует новых форматов и привлекает активных предпринимателей. В итоге бренды запускают всё новые и новые франшизы – Boxberry, например, сделала это ещё в прошлом году».

О сегодняшней ситуации с франшизами во всех сегментах, самых привлекательных в России франшизах и о том, какие франчайзи-арендаторы лучше всего работают в торговых центрах, а какие – в стрит-ритейле, читайте в наших следующих публикациях.

Коментарии (0)


иГРОКИ РЫНКА

Этерна

Томилин Дмитрий

Управление и эксплуатация недвижимости

Этерна

NAI Belarus

Алешкин Андрей

Консалтинг и брокеридж

NAI Belarus

IPG.Estate

Трушин Валерий

Консалтинг и брокеридж

IPG.Estate

Capital Legal Services

Степанова Елена

Юридическая поддержка

Capital Legal Services

Перфильев Александр

Поделиться

Материалы по теме

Источник: CRE
Экспертный анализ

Нам года не беда: как живут торговые центры старше двадцати лет

По данным Nikoliers, из всего современного предложения торговых центров России сто восемнадцать объектов были открыты ранее 2004 года. Однако привлекательными и для арендаторов, и для покупателей из них остаются единицы. На большинство «возрастных» моллов намного существеннее, чем остальной рынок торговой недвижимости, повлияли пандемия коронавируса, уход иностранных игроков, растущее давление e-commerce, инфляция и изменение покупательского поведения. Ведущие российские эксперты вспоминают для CRE времена, когда для привлечения трафика не нужно было делать ничего, обсуждают, как в разные годы изменялись управление, позиционирование, пул арендаторов, место под солнцем на бизнес-картах, отношение к клиентскому опыту, и прогнозируют, кто сохранит место в топе гранд-объектов, а кто – продолжит работать по принципу «спасибо, что живой».

Текст: Максим Барабаш. Журнал CRE Retail
17.06
Источник: CRE
Экспертный анализ

Шопинг как предчувствие

Бум e-commerce, закредитованность, инфляция, спад покупательской способности, переформатирование потребительских моделей продолжают влиять на российскую розницу и торговые центры. Определяющим фактором впервые в истории рынка коммерческой недвижимости и ритейла становится и качество клиентского опыта. Эксперты CRE продолжают обсуждать, почему в кризис дьявол в деталях, как никогда, и чего сегодня точно не нужно делать управляющим компаниям и собственникам моллов.

Начало читайте ЗДЕСЬ

Текст: Иван Майоров. Журнал CRE Retail

 
04.06
Источник: CRE
Экспертный анализ

Чистое вредительство

Неработающие или без «расходников» туалеты, очереди на фуд-кортах, навигация уровня самого страшного квеста, хватающие за руки представители банков и микрокредитных организаций, массажные кресла, для включения которых нужно устанавливать отдельные приложения – дьявол, как никогда, в мелочах, убеждены ведущие эксперты рынка торговой недвижимости и ритейла, собравшие для CRE топ вредных советов для моллов. Мы знаем, что нужно сделать здесь и сейчас, чтобы посетители бежали от вас, не оглядываясь.

Текст: Максим Барабаш. Журнал CRE Retail
17.05
95435

журнал CRE 7(441)

Июль
Вышел из печати CRE №7 (441) Стратегические партнеры журнала в 2024 году: PIONEER, ADG group Читайте в номере: В номере всесторонне рассмотрены самые горячие темы нынешнего лета. И самая «жаркая» из них, безусловно, - завершение программы льготной ипотеки. Стоит ли ждать на рынке коммерческой недвижимости «варягов» из жилого сектора или же те останутся при своем интересе? Не менее обсуждаема и тема новой классификации офисной недвижимости. В Москве она стала фактом, а регионы ждут...

подпишись НА эксклюзивные новости cre