То густо, то пусто

Санкции, уход и отказ от работы с российскими компаниями иностранных бизнесов, переформатирование логистики и способов оплаты – эксперты говорят, что в отдельных сегментах уже сейчас начинается «дефицит всего»: от стройматериалов, алкоголя и косметики до ПО и компьютерного «железа».
 
Текст: Максим Барабаш. Журнал CRE, ноябрь (2) 2022г.
1356
Изображение взято из источника: CRE
Для выстраивания новой экспортно-импортной логистики Правительство России сформировало комплексный план мероприятий и проектов, который направлен, в частности, на строительство высокотехнологичной инфраструктуры. По словам премьер-министра РФ Михаила Мишустина, все «дорожные карты» рассчитаны до 2030 года с общим объемом финансирования свыше 4,5 трлн рублей. По консервативному варианту прогноза объем грузопотока всех видов транспорта по направлению «Север – Юг» вырастет за этот период на 135% к уровню прошлого года (примерно до 32,5 млн тонн). По Азово-Черноморскому направлению – почти на 70%, до 300 млн тонн, а по Восточному – увеличится на 25%, достигнув порядка 350 млн тонн.

Пока же, по оценкам заместителя главы Федеральной таможенной службы Владимира Ивина, импорт в Россию упал на 30%. Ограничения во внешней торговле остаются одним из основных рычагов санкционного давления на Россию, заявил г-н Ивин в интервью СМИ в октябре. В 2021 году половина товарооборота России приходилась именно на те страны, которые сейчас ввели санкции: основным торговым партнером были страны ЕС с 36% всего внешнеторгового оборота ($282 млрд), на долю Китая приходилось лишь 17% ($140,7 млрд). Теперь же отечественные компании вынуждены переориентироваться на покупателей и поставщиков из нейтральных стран, сокращать расчеты в долларах и евро, и чаще расплачиваться национальными валютами. Детально оценить масштаб перемен, впрочем, пока невозможно – с апреля вся внешнеторговая статистика закрыта.

Однако доля Китая в общем товарообороте России уже превысила 20% за январь-август 2022 года, и прогнозы Минэкономразвития о росте взаимной торговли с Китаем до $165-170 млрд на конец года абсолютно реальны; причем, растет как импорт, так и экспорт. Товарооборот России и Китая в январе-августе вырос на 31% в годовом выражении – до $117,2 млрд на фоне западных санкций. Поставки Китая в Россию выросли на 22% в июле и на 26,7% в августе в годовом выражении. Поставки России в Китай, в свою очередь, выросли на 58% в августе, сообщили в Таможенном управлении КНР. Россия покупает у Китая, в основном, оборудование, транспорт, электронику, а продает нефть и уголь. Россия стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай по данным за май-июль. «Новые экономические реалии требуют от участников рынка перестройки сложившихся бизнес-процессов, – резюмирует Александр Бражко, координатор федерального проекта #За честные продукты! – В первом полугодии многие управленцы рассчитывали, что сложности носят временный характер. Имеющиеся на рынке запасы, например, основных видов сырья позволяли с минимальными изменениями в настроенных системах и небольшими финансовыми потерями «дожить» до осени. Двигаться по инерции комфортнее, чем ставить перед собственником бизнеса острый вопрос о необходимости вложения дополнительных средств в систему логистики, обосновывать увеличение расходов на приобретение сырья и оборудования. Как и в начале весны, так и сегодня основной дефицит у нас – в специалистах, готовых принимать решения и брать за них ответственность, оперативно и эффективно работать в условиях быстро меняющейся внешней среды. Речь идет о пересмотре некоторых сложившихся бизнес-парадигм. Нужно признать, что социально-политическая среда стала оказывать большее влияние на предпринимательскую деятельность средних и небольших предприятий. Так же сказывается дефицит в политиках, общественных деятелях, которые могли бы не только объяснить причины сложившейся ситуации, но и оказать помощь обществу в подготовке к новым угрозам».


Источник: CRE

 
По старой памяти

С точки зрения товарных рынков, наиболее проблемными являются товары и технологии двойного назначения, а также близкая по характеристикам продукция, перечисляет Александр Бражко. Жизненно необходимо увеличение финансирования проектов в сфере информационных технологий. Уже сейчас, например, больше половины российских компаний, пользовавшихся иностранным софтом, лишились технической поддержки, сообщают авторы специализированного исследования из Naumen. 56% компаний лишились доступа к техподдержке, для 16% организаций критично выросла стоимость лицензий и услуг, и только пятая часть (21% опрошенных) не ощутила на себе никаких последствий. Российский бизнес по-прежнему активно использует иностранный софт: у 36% опрошенных доля зарубежных IТ-решений в компании составляет не меньше половины, еще у 33% на иностранное ПО приходится 20-50% софта. Только четверть (25%) используют меньше 20% зарубежного софта. Наиболее зависимыми от иностранного ПО оказались нефтегазовая, химическая промышленность и банки: каждая вторая организация в этих секторах в своем IТ-ландшафте использует не меньше 50% зарубежных решений.

Проблемы с использованием западного ПО способствовали переходу российского бизнеса на самостоятельную разработку ПО. 76% компаний задействуют внутренние ресурсы для создания и внедрения IТ-решений, подчеркивают в Naumen. В основном к внутренней разработке ПО сейчас прибегают ретейлеры, банки и представители сельского хозяйства: они чаще всего использовали западные IТ-сервисы по подписке и задействовали специализированные зарубежные решения, у которых не было аналогов в России. Уход иностранных IТ-вендоров продемонстрировал нехватку отечественных разработок для умного земледелия и умных касс, сервисов быстрой доставки товаров на дом и прочего. 43% компаний уже перешли на отечественный софт, а 40% только планируют сделать это в ближайшее время.

Источник: CRE

 
Сами с усами

В Ситилинк указывают, что уже с 19 по 25 сентября продажи российского ПО (в штуках) выросли в 2 раза по сравнению с предыдущей неделей – спрос на отечественные программные продукты активно растет, как среди розничных клиентов, так и среди юридических лиц. Во втором квартале продажи российского ПО (в штуках) выросли на 10% среди корпоративных клиентов по сравнению с первым кварталом. В третьем квартале продажи выросли уже на 20% по сравнению со вторым кварталом, подсчитывают в Ситилинк. Розничные клиенты стали приобретать отечественные программные продукты примерно на 25% чаще в третьем квартале, чем в предыдущем. Опрос ретейлеров среди корпоративных клиентов показал, что 48% респондентов уже сейчас готовы переходить на товары отечественных производителей и чаще смотрят на бренды российского происхождения. «Популярность российского ПО возрастает из-за приостановки деятельности некоторых иностранных производителей, – поясняет Елена Родимова, руководитель группы закупок программного обеспечения и серверного оборудования Ситилинка. – Многие компании уже сейчас задумываются перейти на софт отечественного производства. Выбор перед ними сейчас стоит крайне сложный. С одной стороны – привычные интерфейсы производителей, которые официально объявили о приостановке своей деятельности на территории РФ и оставили клиентов без поддержки и последних обновлений. С другой стороны – отечественные производители, с продуктом которых ряд клиентов не был знаком до настоящего момента, но которые гарантируют уверенность в завтрашнем дне. Эти компании не оставят своих клиентов без технической поддержки, каждый квартал выпуская обновления по своим продуктам, где учитывают потребности потребителей».

Наиболее острая проблема – именно в области «железа» для IТ, подчеркивает Джимшер Челидзе, директор по продукту «НТЦ-Эффективность». Это подтверждается и санкциями: ужесточаются поставки конкретной микроэлектроники, как в отношении России, так и Китая. «Что касается ПО, то все ищут оптимальные для себя решения: одни пока надеются на купленные лицензии, другие начинают использовать нелицензионный софт, третьи – замещают импортные продукты отечественными, переходят, например, с SAP на 1С, – перечисляет эксперт. – Но вот с «железом» все сложнее: у нас много сборочных производств, есть возможность производить платы, однако компонентой базы нет».

 

Источник: CRE


С бору по сосенке

Проблема с железом, впрочем, актуальна для всего мира, многие компоненты подорожали в 5–10 раз. Это подтверждает и крупнейший мировой гигант TSMC: острейший дефицит наблюдается на чипы ценой от $0,5 до $10. В этой области ключевая стратегия у всех – пересобрать устройства на китайских комплектующих и оптимизировать компоновки, минимизировать лишний функционал. «На своем опыте можем сказать, что такая работа хотя и не может полностью нивелировать рост стоимости «железа», но позволяет сдержать рост цен: себестоимость устройств растет на 40-50%, а не на 500-600%, – делится Джимшер Челидзе. – В долгосрочной перспективе наиболее целесообразным мы видим гибкий подход к внедрению цифровых продуктов. Стратегия «автоматизировать все» больше не работает. Сейчас пришло время для глубоко анализа – как и какие задачи решать с помощью информационных технологий».

Ситуация уже сейчас отражается на инженерной «начинке» зданий – раньше старались экономить именно на автоматизации, она была самой дорогой составляющей. Теперь ситуация изменилась – стало дефицитным само оборудование, запчасти, что в корне меняет подход к эксплуатации. В итоге игрокам нужно заботиться об оборудовании, снижать риски аварийных ремонтов. Иными словами – строить эффективную эксплуатацию, добавляет г-н Челидзе: вместо мониторинга критических показателей нужны цифровые модели экономной эксплуатации на базе технологий IIoT и искусственного интеллекта (постоянные сбор и анализ больших данных, профилактика).

Прямая речь
Владимир Щекин, совладелец Группы Родина (девелопер жилого культурнообразовательного кластера Russian Design District):
– Если говорить о строительстве, то повального дефицита мы не наблюдаем – все зависит от конкретной продукции. Наиболее острая ситуация с лифтами, есть проблемы с поиском вентиляционного оборудования и систем кондиционирования. Не хватает отдельных видов отделочных и строительных материалов. Ожидаем дефицит клинкерного кирпича.

Наконец, в среднесрочной перспективе обозначится проблема со строительной техникой. На площадках в подавляющем большинстве работают немецкие и японские машины, которые нужно обслуживать, а запчастей к ним нет и их трудно достать. Со временем необходимо наладить параллельный импорт запчастей, а также переход на технику из Китая – экскаваторы, бетононасосы, погрузчики. Но все эти машины стоят недешево, и строительным организациями понадобятся недорогие кредиты или лизинг.

В базовых материалах Россия себя обеспечивает – бетон, арматура, прокат, кирпич, тротуарная плитка. Мы нашли замену лифтовому оборудованию (приобрели у греческого поставщика). Вентиляционное оборудование купили у китайского производителя Haier, который по качеству уже не уступает западным аналогам. Натуральный камень закупаем в Армении, аналог нужной итальянской плитки нашли у производителя из Новосибирска, который работает на итальянском оборудовании и технологии. Хорошие оконные системы поставляет Беларусь.

В долгосрочной перспективе нам необходимо укреплять собственное производство стройматериалов и техники, а также параллельно искать аналоги в других странах. На внутреннем рынке должна быть мощная конкуренция производителей и поставщиков, чтобы цены на их продукцию не подталкивали вверх себестоимость строительства.
Источник: ПИК

 
Кроме своих цепей

Дефицит наблюдается по многим товарным группам уже с начала этого года, соглашаются аналитики Galanz Россия (компания, в том числе участвовала в международной выставке потребительских товаров International Commodity Fair 2022, посвященной развитию торгово-экономического сотрудничества между Россией, СНГ, Азией и другими странами – Ред.). В основном, из-за введенных санкций против России, вследствие чего европейские компании опасались потерять свое глобальное присутствие на рынках, и вынуждены были закрыть представительства, остановить поставки в РФ. Ряд компаний, для которых Россия являлась основным рынком сбыта и прибыли, стал искать пути выхода из ситуации, менять юридические лица с иностранных на российские, но при этом – по-прежнему управлять бизнесом, указывают эксперты.

Уже в этом году рынки могут испытывать дефицит по большинству товаров, и в этом смысле трудно ограничиться какими-то отдельными категориями, полагают в Galanz Россия. Так, пищевая промышленность осталась без импортных ингредиентов, на которые настроено оборудование, автомобильная промышленность – без зарубежных комплектующих, а тот товар, что был на 100% импортным, оказался в дефиците.

При этом географически и политически Россия соседствует с одной из крупнейших промышленных стран в мире, с Китаем, который готов заменить большинство дефицитных товаров. Для этого понадобится от 4 до 9 месяцев – в зависимости от сложности продукта и его адаптации к российскому рынку, считают в Galanz Россия. Уровень локализации производства для многих компаний в сложившейся ситуации становится спасительным; это можно отнести и к строительным компаниям. 

Для ретейлеров альтернативой исчезнувших товаров становятся направления СТМ (собственных торговых марок), производство которых может осуществляться как локально (в России), так и быть азиатским. Большинство компаний ищет и находит такие альтернативы как в России, так и в соседних странах – в Узбекистане, Казахстане и, конечно же, в Китае. Определенные решения в отдаленной перспективе обозначить сложно, но рынки, очевидно, ждет глобальный передел рынка, изменение лидеров и технологий. В этом может помочь локализация российского производства на территории страны, быстрая логистика из стран Азии, поддержка правительства для новых компаний, планирующих открывать или локализировать производство в России, перечисляют аналитики. «Ретейл, работающий «с колес», уже частично перестроился, – говорит Александр Бражко. – Торговые полки не могут оставаться пустыми – покупатели уйдут к конкуренту. Полагаю, что наиболее заметен дефицит в сегменте высококачественных, премиальных товаров. Достаточно редко имитаторам удается на 100% воспроизвести копируемый товар и остаться в коридорах цен эконом-сегмента. Традиционные товары приобретаются через страны Евразийского экономического союза. Заказы на поставку товаров-аналогов размещаются в странах, не вводивших санкции в отношении Российской Федерации».

Прямая речь
Максим Тарасов, директор по продажам ROCKWOOL Россия:
– В самом начале процесса преобразований, после введения санкций, когда многие компании объявили о запретах на поставки, потенциальный дефицит стал неприятным шоком для многих. В том числе это коснулось отрасли строительства, строительной промышленности ввиду того, что исторически в индустрии применялось и применяется много импортных продуктов, особенно это касается материалов для отделки. В части сыпучих строительных материалов, тяжелых общестроительных материалов доля локализации очень велика, большая часть из них производится в России. Однако многие высокотехнологичные продукты мы до сих пор закупаем за рубежом.

Надо отметить, что буквально в течение первых двух месяцев после введения санкций многие компании справились: нашли альтернативные пути доставки или перешли на альтернативные материалы, зачастую не снижая качество.

Из сложных моментов – у многих застройщиков до сих пор трудности вызывает, например, комплектация квартир с отделкой и встроенной техникой, но все же находятся пути обхода при поставках или альтернативные производители. Конечно, все еще есть и незакрытые позиции, например, скоростные лифты, которые двигаются более четырех метров в секунду. Они пока вызывают проблему, поскольку выпускались за рубежом, но есть надежда, что их производство также будет локализовано на российских предприятиях или налажено в Китае. Учитывая вышесказанное, говорить о том, что на сегодняшний день есть серьезный дефицит в строительстве не совсем правильно. Сейчас идет импортозамещение, локализация производств, поэтому убежден, что мы достаточно быстро отладим все процессы.
 
Дефицит тем сильнее, чем больше производственная цепочка была завязана на поставки комплектующих из Европы, США и Японии, поддерживает Александр Неверов, директор Института психолого-экономических исследований. В каждом секторе есть те, кто закупал больше на Западе, а есть те, кто работал преимущественно с Азией. Но целый ряд строительных материалов из Канады, Финляндии и ЕС действительно выпал, а они играли важную роль, например, в строительстве «умных домов» и других инновационных проектов. В итоге главный дефицит связан с микроэлектроникой в строительстве и с высокотехнологичными стройматериалами, соглашается эксперт с коллегами. «Игроки решают эти вопросы через параллельный импорт и замещение компонентов, производимых в недружественных странах на компоненты из стран Азии и Латинской Америки, – резюмирует он. – Но это замещение требует времени и приводит к переструктурированию технологии производства и работы в целом».

Источник: CRE

 
Подъемная сила

В основном девелоперы уже перестроили логистические цепочки и смогли найти альтернативные варианты в дружественных странах или на внутреннем рынке, констатирует Надежда Коркка, управляющий партнер компании «Метриум». Тем не менее, часть материалов и оборудования остается в дефиците. В первую очередь, это касается рынка высокобюджетной недвижимости. Застройщики проектов премиум- и элитного сегмента испытывают нехватку лифтов, особенно скоростных, а также систем вентиляции и кондиционирования. И далеко не всегда есть возможность просто сменить ушедшего с рынка поставщика.

Проектирование, например, лифтовых шахт производится под установку конкретной модели. «Мы строим жилую недвижимость и апартаменты, и сейчас особенно остро ощущаем нехватку не столько стройматериалов, сколько оборудования, в частности, насосов, – делится Алексей Перлин, генеральный директор девелоперской компании «СМУ-6 Инвестиции» (девелопер ЖК «Любовь и голуби» и Clementine). – Отечественные производители пока не могут восполнить этот пробел после ухода ряда западных игроков с нашего рынка. С лифтами, особенно высокоскоростными, действительно проблема. Четверка ведущих мировых фирм, которая их выпускает, прекратила работу в России. Для ЖК «Любовь и голуби» мы успели закупить продукцию известного американского производителя. А вот строительство апарткомплекса Clementine началось в мае этого года, то есть уже после введения санкций, и здесь мы ставим китайские лифты. Это не значит, что они хуже, просто не все азиатские игроки до известных событий могли выйти на российский рынок – ниша была занята. Сейчас же многие девелоперы находят достойные аналоги не только у китайцев, но и у корейцев».

В проектах комфорт-класса, впрочем, доля зарубежных стройматериалов не превышает 20%, поэтому игроки просто находят отечественные аналоги. Поставщиками элементов фасада (каркас, теплоизоляционные материалы, облицовка) и материалов для черновой отделки выступают исключительно российские компании, подчеркивает Алексей Перлин. В целом же застройщики активно ищут поставщиков в России, а также в странах СНГ и Азии. Минстрой РФ еще в начале весны запустил каталог импортозамещающих строительных материалов и оборудования – сейчас в нем порядка 1,7 тыс. наименований импортных товаров, к которым подобраны аналоги. В том числе – строительная техника и запчасти к ней, уточняет Надежда Коркка. Каталог пользуется популярностью у девелоперов, и постоянно расширяется. Что касается отечественной продукции, то для ее ускоренного появления на рынке введен упрощенный порядок подтверждения пригодности стройматериалов; срок проверки сократили с 90 до 10 дней. Это помогает снизить риски дефицита. «Можно сказать, что импортозамещение приносит плоды, – констатирует Надежда Коркка. – Строительная отрасль столкнулась со сложностями с поставками оборудования и материалов еще во времена пандемии. Уже тогда некоторым девелоперам приходилось вынужденно искать новых поставщиков из-за нарушения логистических цепочек, в том числе внутри страны. Было понятно, что многие российские предприятия производят конкурентоспособную продукцию, не уступающую зарубежной». «Но конкретно нашему бизнесу проекты импортозамещения пока помогают мало, – сокрушается Алексей Перлин. – У правительства сейчас другие приоритеты, и оно преимущественно развивает такие отрасли промышленности, как автомобильная, гражданское авиастроение, производство медицинского оборудования. Необходимо наладить собственное производство всего того, в чем сейчас ощущается острый дефицит, поскольку даже замены поставок на другие страны не позволят его ликвидировать. Но это процесс долгий даже в более стабильные времена, а сейчас его перспективы тем более туманны».

Прямая речь
Вадим Казберов, управляющий партнер компании ДНC:
– Сложно выделить какую-то одну отрасль, на которой санкции отразились бы сильнее, чем на остальных: так или иначе, затронуто большинство сфер. В то же время говорить о том, что нас ждет «тотальный дефицит», тоже нельзя. Так, например, в сфере жилищного строительства, действительно преобладает иностранное инженерное оборудование, но при этом используемые стройматериалы – российские. Зарубежные материалы преобладают, в основном, в элитной недвижимости. Сейчас идет налаживание контактов с поставщиками из других стран, и, конечно, на «перестраивание» логической цепочки понадобится время, что неизбежно повлечет за собой дополнительные затраты.

Из-за проблем с логистикой сейчас сложно поставлять материалы даже из стран СНГ. Поэтому одна из альтернатив – увеличение масштабов российского производства. Ожидается, что на цены на продукцию это, в конечном счете, окажет положительный эффект.

Проекты импортозамещения, отчасти, конечно, помогают. Например, программа льготного субсидирования и снижение налогообложения для добывающей отрасли нерудных материалов – большое подспорье в рамках программы импортозамещения. В то же время нужно понимать, что эффект от строительства заводов, которые строятся в рамках этой программы, появится только через несколько лет. Открытие новых производств являются одновременное и решением на отдаленную перспективу.

Источник: CRE

 
Чисто и конкретно

Непростая ситуация и в клининге – отрасли, в которой исторически было очень много иностранных поставщиков товаров и оборудования: химические средства, расходные материалы, инвентарь, техника, размышляет Надежда Мухлисова, директор по маркетингу клининговой компании Cristanval. «Мы пользовались преимущественно зарубежными брендами, – вспоминает она. – Могу сказать, что производители техники – поломоечных, роторных машин, водососов, пылесосов и т.д. – в большинстве своем остались на рынке, и не делали никаких громких заявлений. А вот многие производители химии и «расходников» ушли с российского рынка. Мы в течение месяца заменили все ушедшие бренды российскими аналогами».

«В нашем случае проекты импортозамещения точно пошли рынку на пользу, – уверяет Надежда Мухлисова. – Когда начали уходить иностранные бренды, отечественным компаниям удалось быстро увеличить производственные мощности, расширить товарную линейку, а также поработать над улучшением сервиса. На выходе мы получили вполне достойные аналоги, и качество услуг. Я думаю, что рано или поздно крупные зарубежные производители вернутся. Не исключаю, что некоторые товары мы будем закупать снова у них, потому что все-таки есть решения в клининге, которые сложно повторить».

В перспективе страна, очевидно, должна обеспечивать себя строительными материалами и оборудованием сама, убеждена Надежда Коркка. «Необходимо создавать новые высокотехнологичные производственные предприятия и выращивать квалифицированные кадры, которые смогут работать на этих мощностях, – перечисляет она. – Помимо этого, нужно вкладывать средства в науку, разработку программного обеспечения, инновационных материалов и оборудования. Так Россия сможет не только обеспечить технологический суверенитет, но и зарабатывать на этом. Еще одна проблема – это сырье. На территории нашей страны добываются далеко не все материалы. Решением может стать поиск отечественных месторождений».

Прямая речь
Елена Пругова, креативный директор CORE objects:
– Что касается отрасли строительных материалов, то здесь дефицит касается локальных позиций. Сложности фиксируются с доставкой инженерии для уже утвержденных проектов – где невозможно, к примеру, или нежелательно подбирать аналоги из доступных позиций, так как это может повлиять на заявленное девелопером качество проекта. В этом случае, как правило, удается выстроить новые логистические цепочки, однако сама по себе доставка занимает больше времени и, конечно, влияет на удорожание позиции.

Дефицитные европейские отделочные материалы заменяются в проектах наиболее активно: здесь есть больший простор для выбора, чем в сегменте инженерных систем, и есть соответствующие требованиям к качеству турецкие и российские аналоги. Кроме того, замена отделочных материалов не требует дополнительных пересогласований проекта и может быть произведена практически без потерь времени. Мебель в новые проекты коммерческой недвижимости сейчас предлагают российские производства: это продукция из натуральных экологичных материалов, массива дерева и металла, что доступно внутри страны и может производиться здесь же.

Если же говорить об архитектурных концепциях, то здесь изменения касаются скорее стилистических решений: фасадные материалы остаются по большей части доступными, поэтому влияние ситуации на внешний вид строящихся объектов пока минимально и незаметно в общей картине. Проектирование новых объектов уже происходит с учетом доступных на сегодняшний день материалов.

Незаменимая вещь с точки зрения архитектуры – это человеческий ресурс, фактор доступности лучших кадров для российских бюро. Однако два года пандемических ограничений позволили многим архбюро перестроить свою работу омниканально, сочетая очное присутствие сотрудников в офисе с удаленной работой части персонала. Соответственно, у нас есть возможность для привлечения к работе кадров по всему миру, а глобальная сеть позволяет добиться синергии разных специалистов в одном проекте.

 
Самостоятельная работа

Для обеспечения экономической безопасности каждому государству в ближайшем будущем придется выстраивать отношения с владельцем природных ресурсов, поставщиком продуктов питания, промышленных товаров, чтобы в какой-то момент времени не оказаться перед закрытой на замок границей, соглашается Александр Бражко. Однако импортозамещение не должно превращаться в кампанейщину, а реализуемые проекты – не должны зависеть от настроения политиков и чиновников региональных органов власти, добавляет он. «Принятие же инвестором решения о расширении существующих производственных мощностей, открытии новых промплощадок требует понимания перспектив развития рынков при горизонте планирования 5-10 лет, – напоминает г-н Бражко. – Вложение средств в проекты со сроком окупаемости 3-5 лет при турбулентности экономических процессов – это не только возможность получить дополнительную прибыль, но увеличение риска потерь. Находящиеся под контролем государства финансовые институты должны брать на себя больший объем кредитования инвестиционных проектов, в том числе, в рамках частногосударственного партнерства».

Коментарии (0)


иГРОКИ РЫНКА

СМУ-6 Инвестиции

Перлин Алексей

Мухлисова Надежда

Ретейл

Ситилинк

Оборудование

ROCKWOOL Russia

Консалтинг и брокеридж

Метриум

Девелопмент

СМУ-6 Инвестиции

Клининг

Cristanval

Поделиться

Материалы по теме

Источник: CRE
Экспертный анализ

Трудовые резервы

Объявленная 21 сентября в России частичная мобилизация затронула все сегменты рынка коммерческой недвижимости, ретейл, e-commerce, логистику и индустрию гостеприимства – по словам игроков, отрасли уже к концу октября лишились «ценнейших и незаменимых кадров».

Текст: Евгений Арсенин. Журнал CRE, ноябрь (1) 2022г.
18.11
Источник: CRE
Экспертный анализ

Заграница нам поможет

Игроки российского рынка коммерческой недвижимости, ретейла, e-commerce, логистики и индустрии гостеприимства продолжают выходить в дружественные, и даже не очень, страны. Часть выходов, очевидно, вынужденная, и связана с полной или частичной релокацией российских команд, часть – продиктована растущей в этих государствах концентрацией также переехавших клиентов, еще часть – поиском новых возможностей на фоне сжатия бизнеса в России или путей для снижения санкционного давления. Но хотя российские специалисты, особенно работающие «руками и мозгами в полях», ценятся давно и практически везде, многие из них не готовы ни к кардинально отличающейся культуре бизнеса, ни к работе с местными рынками вообще. Кроме того, многие игроки все тридцать лет истории рынка коммерческой недвижимости в России не выходили в те же бывшие республики СССР еще по одной причине: при всем уважении к «московской» экспертизе, там предпочитают работать только со «своими».
 
Текст: Иван Майоров. Журнал CRE, ноябрь (1) 2022 г.
17.11
Источник: Avito
Экспертный анализ

Ручное управление

С конца сентября рынок управления коммерческой недвижимостью переживает волну очередных требований «оптимизаций всего», постановки тендеров на паузу, дефицита ключевых и линейных специалистов, «расходников», оборудования и программного обеспечения.
 
Текст: Евгений Арсенин. Гид «Управление недвижимостью» 2022г.
14.11
89180

журнал CRE 21 (420)

Декабрь 1
Вышел из печати CRE №21 (Декабрь 1). Журнал выпущен при поддержке: ADG group   Raven Russia   ТРЦ Щёлковский   Группа компаний Cristanval   Radius Group   Альфа-Сервис   MMG   Группа компаний «Пионер»   Nikoliers   Metrika Investments В НОМЕРЕ:   Тема номера ВЛОЖЕНИЯ В ДВИЖЕНИИ По прогнозам, к концу года будет побит прошлогодний рекорд инвестиций в коммерческую и жилую недвижимость   Тренды УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ФОРМАТ Эксперты назыв...

подпишись НА эксклюзивные новости cre