Как по заказу

По прогнозам РАЭК, интернет-экономика в России по итогам 2022-го вырастет на 24% по отношению к 2021-му, и достигнет 11,8 трлн руб. Рынок e-grocery закончит год с показателями в 397 млн заказов и 563 млрд рублей, полагают в Data Insight. E-commerce, логистика и склады остаются основными бенефициарами уходящего года, и будут чувствовать себя намного лучше «каменного» ритейла и в следующем.

Текст: Влад Лория. CRE Retail, декабрь 2022г.
2584
Изображение взято из источника: CRE
По данным Data Insight, только в октябре интернет-магазины и сервисы доставки продуктов питания выполнили 37,3 млн заказов (без учета продаж универсальных маркетплейсов с несрочной доставкой), что на 9% больше, чем в сентябре 2022-го, и на 52% –  чем в октябре 2021-го. Среднесуточное количество заказов в октябре выросло на 6% к сентябрю и составило 1203 тыс. Учёт результатов за октябрь почти не скорректировал цифры прогноза, построенного на данных за предыдущие периоды, что указывает на его устойчивость.

По итогам года сегмент e-grocery достигнет 397 млн заказов и 563 млрд рублей (здесь и далее прогноз не учитывает возможные негативные сценарии: резкое ухудшение динамики реальных доходов, резкий рост инфляции и/или уход с рынка ряда ключевых игроков). Этот прогноз соответствует росту относительно 2022 г. в 1,7 раз по количеству заказов, и в 1,6 раз по объёму онлайн-продаж (для сравнения – в 2021 г. рост составил соответственно 3,5 и 2,6 раза). Средний чек по итогам года несколько снизится, и составит около 1430 рублей (-3% к 2021 г.).

Уже по итогам трех кварталов 2022 доля собственных служб доставки магазинов выросла на 11 п.п. — 86% по сравнению с 75% в 2021 году, сообщает Надежда Виноградова, руководитель отдела аналитики Data Insight. В первую очередь, рост обеспечивается маркетплейсами Ozon и Wildberries: по итогам трех кварталов 2022 года их доля среди собственных служб доставки составила 75% (в 2021 году – 62 %). Логистические компании за три квартала 2022 доставили на 13% меньше посылок, чем за весь 2021 год. В условиях падения покупательской способности и падения темпов роста e-grocery, доля ПВЗ будет расти. Доля курьерских доставок будет снижаться из-за удорожания процессов в силу инфляции.

В целом же на рынке электронной торговли наблюдается снижение скорости роста количества заказов: впервые с 2019 года она опустилась ниже +50% в год. Ещё в августе рост составлял +55%, перед этим несколько месяцем он был на уровне 60-65%, а до февраля на протяжении 9 месяцев подряд рост превышал 100% в год.

Однако, несмотря на снижение скорости, рынок продолжает «бумить»: к концу 2022-го он вырастет на ~45% относительно 2021 года, в 2023 году относительно 2022-го – на ~35%. Рост будет сконцентрирован на не продуктовой рознице и в первую очередь, на крупных категориях. Одним из драйверов стал уход зарубежных брендов: малоизвестные китайские и российские селлеры/магазины/производители уже занимают их нишу.


Источник: CRE

Объёмы же оффлайновой розницы падают по нескольким причинам, полагают в Data Insight. Среди них — сокращение платежеспособности населения, снижение долгосрочного планирования, общая инфляция, уход якорных брендов-арендаторов из моллов и магазинов в стрит-ритейле, сокращение торговых площадей за счёт ухода и банкротства игроков, сокращение ассортимента в оффлайне.

Российский e-соmmerce переживает трансформацию в модель «маркетплейсы + брендовые магазины». Показательно, что маркетплейсы не вытесняют остальной рынок, он уходит туда сам: маленькие и средние неспециализированные игроки переходят на маркетплейсы. Онлайн-магазины также расширяют каналы продаж на маркетплейсах, площадках по типу Avito и в социальных сетях, становясь, таким образом, селлерами, а не только магазинами.

На рост маркетплейсов влияют сила их брендов, поясняет Надежда Виноградова. Wildberries и Ozon – лидеры в nonFood-ритейле по количеству и частотности покупок и по объёму продаж.  Затем, «краудсорсинг» управления ассортиментом маркетплейсов – десятки тысяч селлеров, очевидно, обеспечивают более полный и стабильный ассортимент, чем любая ритейл-команда. К тому же, новые бренды и импортёры первым делом теперь идут на маркетплейсы. Частичная деградация оффлайновой розницы, закрытие магазинов, сокращение ассортимента, непредсказуемость цен и ассортимента – и всё это на фоне доступности онлайна в оффлайне, большом количестве ПВЗ, быстром и удобном сервисе. Рынок растет, в первую очередь, за счёт развития сервисов доставок, соглашается Павел Мрыкин, эксперт по сквозной аналитике Calltouch. Наибольшие доли приходятся на курьеров и пункты выдачи заказов (ПВЗ). Расширяется и география сделок: онлайн-магазины уже имеют больше точек для доставки по всей России, чем крупные оффлайн-сети. «Пользователям комфортнее и быстрее совершать покупки онлайн, они всё чаще предпочитают заказывать доставку до ПВЗ, которые теперь почти у каждого жителя России – в 50-150 метрах от дома, или курьером, особенно в холодные сезоны, –  резюмирует эксперт. –  В 2022 году наблюдался, кстати, и рост количества заказов. Это связано с тем, что потребители стали «дробить» их, поскольку горизонт планирования сократился до нескольких дней. Если раньше люди закупались, например, продуктами на месяц вперед, то теперь –  на пять дней».
  
Топ-10 самых популярных товаров на Ozon Global в декабре 2022: 
  • Увлажнители воздуха (Китай)
  • Форма для вырубки пельменей (Китай)
  • Парфюмерная вода (Казахстан)
  • Беспроводная Bluetooth-гарнитура для наушников (Китай)
  • Подводная камера для зимней и летней рыбалки (Китай)
  • Вертикальные пылесосы (Беларусь)
  • Музыкальные CD диски (Китай)
  • Женские уходовые средства (Китай)
  • Настольные игры (Беларусь)
  • Детские игрушки (Турция)
 
Прямая речь
Александра Шакола, заместитель директора по аренде и маркетингу, Radius Group:
- Меняются логистические цепочки, удлиняются и усложняются маршруты завоза товаров, иностранные бренды сменили названия или покинули российский рынок. Онлайн-торговля же, наоборот, начала предлагать полюбившиеся бренды, и наращивает обороты с помощью параллельного импорта и завоза теперь уже ставших «уникальными» товаров. Из других «факторов года» развитие продуктового ритейла, особенно в сегменте дискаунтеров; развитие онлайн-торговли, сегментация, выход вперед двух лидеров – Озон и Вайлдберис; изменение модели потребительского поведения с вектором на рациональное потребление.

Главной угрозой активного развития торговли стало заметное снижение потребительского спроса и переход россиян к накопительной модели финансового поведения. Тренд усилился после мобилизации. Снижение оборота розничной торговли уже в октябре 2022 года составило 9,7% в сопоставимых ценах по сравнению с октябрем прошлого года. При этом, в сентябре оборот падал на 9,8%, в августе и июле  на 8,8%, а в июне на 9,6%.

Причин, по которым мы видим такие показатели, несколько. Во-первых, изменение привычного ассортимента: элементарно, с полок пропали западные товары, которые пользовались высоким спросом у покупателей. Клиенты пока изучают новый ассортимент, пытаясь разобраться, кому же отдать предпочтение вместо ушедшего условного Адидас – китайской Li-Ning или белорусской трикотажной фабрике? В общем, пока идет притирка и знакомство, пока одни бренды заменяются другими, стабильного спроса ждать не стоит. С другой стороны, есть еще один важный фактор – изменение покупательских привычек. И речь не о том, что все научились покупать на маркетплейсах, а о том, что все перешли в режим «жесткой экономии». Это такое массовое энергосбережение, только в деньгах.

В этом случае главный вопрос должен вызвать результат «черной пятницы», ведь по данным АКИТ объемы в 2-4 раза превышают прошлогодние показатели. Напомню, что год назад это была сумма в 85,7 млрд рублей. Но, даже рекордные продажи в «чёрную пятницу»  доказывают факт экономии со стороны россиян: все стараются закупить товары со скидками, по наиболее привлекательной цене.

Конечно, в этом контексте нельзя не сказать о том, что бенефициаром черной пятницы стал всё тот же онлайн-сегмент торговли: общее количество платежей в таких магазинах выросло на 41%, а обороты — на 22% по сравнению с прошлогодней распродажей. Плательщиков стало на 32% больше, и это новый рекорд за последние шесть лет. А вот средний чек сократился на 14%, до 1 050 руб. (данные ЮKassa).

Собственно, этот сегмент стабильно чувствовал себя на протяжении всего года, оборот e-commerce в России уже с января по сентябрь вырос почти в 1,5 раза год к году, составив 3,5 трлн рублей, сохраняя те же темпы роста, что и по итогам первого полугодия (данные АКИТ). Мы видим последствия этого активного развития в складском сегменте: главным драйвером рынка, топовым арендатором по объему площадей являются именно игроки e-commerce. В индустриальном парке «Южные Врата», например, онлайн-гигант Wildberries расширил инфраструктуру до 25 000 м2.
Источник: CRE 

 
Нужны новые формы 

По данным Data Insight, доля рынка e-commerce от всей розничной торговли в 2017-2022 гг. увеличилась с 4% до 15%. Самой растущей категорией в 2022 году оказалась «зоотовары» – +73% год к году.

В Calltouch полагают: это связано с тем, что около 15% россиян уже весной отметили сокращение ассортимента в супермаркетах. При этом каждый четвертый заметил разнообразие и увеличение количества товаров на маркетплейсах, и 5% – в интернет-магазинах. «Параллельный импорт – это вообще, пожалуй, главное изменение цепочки продаж года, – рассказывает Павел Мрыкин. – В связи с этим становятся актуальны новые площадки: небольшие магазины, рынки, мессенджеры. Реклама товара в «Телеграмм» со скидкой 20% мало кого оставит равнодушным, поэтому пользователь, конечно, купит именно через этот канал. Популярные западные бренды уже представлены на маркетплейсах, и у многих клиентов просто не возникнет желания пойти в оффлайн-магазин, даже если бренд вернется обратно в Россию. Всё это закрепляет привычку россиян покупать онлайн, и неготовность потом вернуться к прежнему формату покупок».

Впрочем, наибольшее влияние на e-commerce оказало изменение потребительских привычек ещё в период пандемии – эти факторы продолжат переформатировать рынок, как минимум, до 2024 года. В 2023 году всё больше компаний будет выходить в онлайн вместо ушедших западных игроков, например, новые российские и азиатские бренды, поясняет г-н Мрыкин. Очевидно, что усилится и конкуренция, поэтому главным трендом следующего года станет создание отраслевых нишевых и собственных «фирменных» маркетплейсов. «Для малого и среднего бизнеса онлайн-торговля — это история про поиск импульса для развития, – говорит Сергей Бугорский, директор по продажам Авито. – Мы его даём в масштабах всей страны, ежедневно обеспечивая дешёвый доступ к пользователям нашей платформы. Впрочем, для крупного бизнеса эффект развития онлайн-каналов продаж ощутим если не в большей, то точно не в меньшей степени: это связано с оптимизацией административных расходов и стоимостью продвижения, а так же с возможностью выхода в соседние регионы или масштабирования на федеральном уровне. Поэтому популярность онлайн-платформ для компаний разных сегментов будет продолжать расти».

Рост будет связан сразу с несколькими факторами, которые и определяли вектор онлайн-торговли в 2022-м, соглашается эксперт с коллегами.  В первую очередь, с развитием и кардинальным переформатированием логистики. «Для бизнеса доставка – один из основных драйверов развития, – отмечает Сергей Бугорский. – Мы видим это на примере мебельной категории на Авито, где расширение каналов доставки позволило создать дополнительный импульс для роста спроса. Как результат, уже за первые девять месяцев 2022 года количество производителей мебели на платформе в категории «Мебель и интерьер» увеличилось на 56% год к году, и превысило 240 тысяч; сейчас в категории представлено более 7 млн товаров. Затем – рост спроса на покупку готовых пунктов выдачи заказов на Авито, который, как нельзя лучше, иллюстрирует популярность онлайн-торговли последних лет».

Ещё одним фактором, ускорившим развитие онлайн-рынка, стало увеличение аудитории онлайн-платформ, которые используют интернет для поиска и выбора подходящего ценового предложения: с начала года только на Авито она выросла более чем на 50%, и достигла более 26 млн пользователей. Для бизнеса всё это даёт не только прямой доступ к покупателям в масштабах страны, но и новые возможности для развития, подчёркивают в компании. В частности, вслед за изменением отношения потребителей, например, к ресейл-товарам, перспективность модели классифайдов оценили крупнейшие игроки онлайна, которые запускают торговлю ресейл-товарами, предлагают услуги или недвижимость в краткосрочную аренду, перечисляет г-н Бугорский. Уход иностранных компаний, предоставляющих услуги по онлайн-бронированию отелей и жилья в аренду, стал стимулом для появления отечественных аналогов, и за относительно короткий период с момента запуска, в Авито наблюдали примерно двукратный рост количества объявлений о сдаче недвижимости в аренду на короткий срок.

Ещё одна категория клиентов связана также с уходом западных игроков, в частности, медиаплатформ: они теперь ищут каналы для выхода на аудиторию с бренд-задачами. Бизнес будет ещё активнее переходить из офлайна в онлайн, при этом, именно мультикатегорийность станет одним из ключевых направлений развития онлайн-торговли и главным драйвером возможностей для бизнеса. В их числе в компании говорят о развитии, например, за счёт выхода и создания предложения в смежных сегментах (скажем, выбор квартиры, заказ услуг по ремонту и покупка мебели), а так же возможности помочь потребителю закрыть сразу несколько задач в рамках одной платформы.


Источник: CRE
 
Прямая речь
Екатерина Анциферова, директор по развитию фулфилмент-оператора “Бета ПРО”:
- Первый катализатор трансформаций на рынке логистики  специальная военная операция, которая повлекла за собой уход зарубежных игроков из разных отраслей, перестройку цепочек поставок, а также изменения потребительского поведения.

На тот момент логистические компании разделились на три группы. Первая заняла позицию ожидания, и приостановила инвестиционные вложения в операционную деятельность. Компании опасались, что любого рода решения в моменте могут оказаться неверными. Вторая группа продолжила работать с опорой на намеченную в конце 2021 года стратегию. Третья перешла в режим поиска возможностей.

Последняя модель характерна не только для логистических компаний: её мы наблюдали и среди наших клиентов – интернет-магазинов. С закрытием социальных сетей трафик, а, значит, и продажи малых и средних интернет-магазинов сократились в разы. Продавцам понадобилось перестроить работу, и найти новые каналы продаж. Сделать это быстро возможно было только на маркетплейсах, где запуск (в среднем, при наличии товара) занимает до 7 дней. К тому же, часть ушедшего из социальных сетей трафика передислоцировалась именно туда.

Мы потенциал маркетплейсов оценили задолго до всех последних событий, и корректировать складские и логистические процессы тоже начали заранее: настраивали API-интеграции, формировали четкие SLA для операций и т.д. Соответственно, весной 2022 года оставалось усилить экспертизу с тем, чтобы быть готовыми к притоку новых клиентов – селлеров маркетплейсов. Понимая, что им, скорее всего, не хватит компетенций по развитию продаж в новом канале, в начале года мы вывели на рынок услугу по онбордингу и продвижению на маркетплейсах.

Второй катализатор изменений частичная мобилизация. В сентябре-октябре рынок столкнулся с нехваткой персонала, поскольку большую часть курьеров, работников складов составляют мужчины. Мы среагировали быстро, и стали тестировать сотрудничество с аутсорсинговыми компаниями. Отслеживая эффективность их работы, пришли к выводу, что аутсорсинг снижает качество услуг фулфилмент-операторов. Собственный, обученный штат, со знаниями, которые он получил в компании, с чёткими показателями и выстроенной системой KPI обеспечивает то качество, которого ожидают клиенты.

Резюмируя – в 2022 году логистика в целом кардинально перестроилась, и продолжит это делать, поскольку новые вводные будут появляться постоянно. Среди ключевых изменений года мы видим следующее. Первое   реструктуризацию логистических игроков и их клиентов. Второе трансформацию цепочек поставок. Это, очевидно, приводит ассортимент классической розницы к деградации и дает карт-бланш онлайну. В-третьих, замену мировых зон, откуда импортируются товары на территорию России. На авансцену выходят страны Западной и Юго-Восточной Азии - Турция, Китай, Вьетнам, Корея и т.д. В сухом остатке это обновляет и логистические маршруты, и виды транспорта, и каналы доставки.

Если же посмотреть на рынок последней мили, то и здесь увидим перераспределение объёмов между каналами доставки. В 2022 году покупатели делают выбор в пользу наиболее дешевых способов получения заказов. Если ещё два года назад доля курьерской доставки составляла 60-70%, а доля самовывоза - 30-40%, то сегодня соотношение работает наоборот. В следующем году пользователи продолжат рациональнее подходить к покупкам, а объем импульсивных заказов, показного потребления сократится.
Источник: CRE 
 
 
Телушка и полушка

По подсчетам Ozon Global (подразделение трансграничной торговли Ozon), в декабре 2022-го оборот международных продавцов вырос в 6 раз по сравнению с аналогичным периодом в прошлом году. Средний чек остался на уровне прошлого года и составил в среднем 3000 рублей.

Самыми популярными странами для покупок стали Китай, Беларусь, Казахстан, Турция и ОАЭ. На китайские товары пришлось более 70% заказов в декабре: по собственным оценкам компании, сейчас продавцы из КНР предлагают более 90% ассортимента глобальной витрины. Чаще всего россияне заказывали в декабре из Китая мелкую бытовую технику, аксессуары для автомобилей и спортивное снаряжение. На Беларусь пришлось около 11% от зарубежных заказов в декабре, а на Казахстан – около 10%. Из этих стран заказывали преимущественно товары повседневного спроса и мелкую бытовую технику. Популярностью среди покупателей из России пользовались и товары из Турции. Самыми частыми позициями стали кофе и куклы.

В итоге в этом году Ozon Global открыл представительства в Турции и Китае; так же компания запустила партнерскую доставку, за счет чего сроки сократились в два раза. «Одним из наиболее значимых факторов, повлиявших на сферу логистики, стала работа в условиях санкций, – размышляет Андрей Волков, генеральный директор и основатель группы компаний EXMAIL. – Помимо усложнения (или даже невозможности) некоторых процессов, он сказался на конечном потребителе, который со временем начал наблюдать сокращение ввозимого в страну ассортимента. Многим игрокам пришлось в срочном порядке подстраиваться под резко изменившиеся условия, переориентировать логистические направления, и сейчас внимание компаний сфокусировано на внутреннем рынке и поставках из дружественных России государств. Обороты и спрос на логистические услуги из них растут с момента введения механизма параллельного импорта, ведь именно на товары, включённые в список для ввоза на территорию РФ без разрешения правообладателя, присутствует повышенный и отложенный спрос. И, несмотря на сложности, мы видим множество успешных кейсов, которые свидетельствуют о развитии и усилении локального бизнеса во всех направлениях, в том числе, логистике. В этом году наша компания, например, запустила собственную сеть мультибрендовых пунктов выдачи заказов – сейчас это более 400 точек, открывшихся или готовых к запуску в декабре».

Значительная часть года характеризовалась колебаниями спроса со стороны конечных покупателей. Отрасль логистики находится в большой зависимости от экономической ситуации в стране, и, в частности, поведения потребителей, напоминает эксперт: любое его изменение пропорционально и почти моментально сказывается на логистических услугах. Существенно повлияло на потребительские настроения объявление частичной мобилизации — 38% жителей страны стали делать меньше покупок. Соответственно, это повлияло на снижение количества  оформленных заказов на услуги по доставке грузов и документов. А вот результаты ноября после объявления об окончании частичной мобилизации показали значительное восстановление спроса во всех сферах экономики.

Ещё одним фактором, повлиявшим на рынок логистики, стал уход из страны крупных международных игроков — компаний FedEx и UPS, напоминает Андрей Волков. DHL Express также частично покинула рынок, с 1 сентября прекратив оказывать услуги по доставке документов и грузов внутри России. Эти компании присутствовали на нашем рынке давно, и наработали большую аудиторию как среди корпоративных, так и конечных клиентов, уточняет он. В связи с остановкой деятельности увеличилось количество обращений и заказов у российских логистических компаний, что благоприятно повлияло на показатели локальных игроков.
 

Источник: CRE 
 
 
Воздушные потоки
 
Уже с 26 февраля европейские страны, США и Канада закрыли воздушное пространство для полётов российских авиакомпаний. В ответ на эти действия Российская Федерация закрыла своё воздушное пространство для пролета авиакомпаний 36 стран мира. Ряд крупных авиаперевозчиков вынуждено ушли с рынка регулярных грузоперевозок (грузовая авиагруппа «ВолгаДнепр»); западные курьерские компании (DHL, Fedex TNT, UPS) резко прекратили операции, зачастую, даже не выполнив до конца обязательства по доставке. Всё это, очевидно, привело к возникновению дефицита ёмкостей, а стоимость грузовых авиаперевозок продолжает расти, констатирует Григорий Григорьев, генеральный директор Novelco.
Уходящий 2022 год вообще стал настоящим испытанием для логистических компаний и всех участников рынка ВЭД, считает он. Последствия февральских событий наложились на ещё нерешенные проблемы логистического рынка, накопленные в период пандемии COVID19. Беспрецедентный объем санкционных ограничений, введенный в чрезвычайно короткие сроки, высокая волатильность национальной валюты в начале года, отказ традиционных перевозчиков от работы на российском направлении, закрытие неба некоторых западных стран для российских самолетов, а также ответные ограничения российской стороны (запрет на работу российских автоперевозчиков в Европе) – рынок ВЭД и логистических услуг переживает действительно фундаментальные изменения.

Ответом на ограничения в перемещении грузов прежними путями стала глобальная перестройка маршрутов доставки грузов. Вместо прямых авиарейсов из Европы и Юго-Восточной Азии, появились рейсы со стыковками в крупных хабах: Дубай, Стамбул. Взамен ушедших глобальных морских перевозчиков – Maersk, MSC, CMA-CGM - небольшие китайские игроки. В направлении доставки через порты Дальнего Востока они полностью заместили выбывшие ёмкости.

С начала 2022 года произошло также глобальное перераспределение рынка контейнеров: международные морские линии ушли с российского рынка, и на их место пришли другие владельцы ящиков. Контейнерные перевозки в порт Санкт-Петербурга практически остановились, но взамен активно развиваются перевозки через порт Новороссийска.

Автомобильный рынок перевозок из Европы же вообще фактически закрылся для российских и белорусских перевозчиков. С октября доставка из Европы происходит с перегрузкой на приграничных ТЛЦ. Российские перевозчики переориентировались на внутренний рынок доставок; позднее многие из них стали уходить на автомобильные маршруты из Китая.

Продолжались и поиски новых вариантов мультимодальных перевозок. Например, как альтернатива ж/д и автоперевозке из Китая, появилась их комбинация – автодоставка до Забайкальска и далее по железной дороге в России. Осваивается и новый путь доставки из Китая через Благовещенск – морем из любого порта Китая в порт Далянь, далее – авто или ж/д-доставка в приграничный Хэйхэ, автоперевозка через мост в Благовещенск, и далее – по железной дороге в Китай.

Ряд кардинальных изменений произошёл и в управлении цепями поставок. В частности, на рынке обозначился устойчивый тренд на переход к взаиморасчетам в локальных валютах (китайский юань, турецкая лира, арабский дирхам). Это также стало ответом на санкционные ограничения в отношении банковской сферы, отказ банков-корреспондентов в зоне доллара и евро от работы с российскими партнерами. «Ещё одно новое слово в международной логистике  – реэкспорт, – продолжает Григорий Григорьев. – Параллельный импорт стал возможен, благодаря разрешению в начале года Правительства РФ по ряду товаров импортных поставок без согласования с правообладателем. В итоге – взрывное развитие поставок через третьи страны вслед за отказом западных поставщиков от прямых».

В итоге III квартал 2022 года стал финалом той гонки ставок на рынке контейнерных перевозок, которая началась ещё осенью 2020 года, в самый разгар пандемии COVID-19. Тогда компании начали выходить из первых локданунов, возник резкий спрос на контейнерные перевозки, что привело к резкой дестабилизации спроса и предложения, нарушились привычные темпы поставок, образовались пробки в портах и на СВХ, сбился цикл оборачиваемости контейнеров, ставки на их аренду пошли вверх, стали повышаться и фрахты. С началом 2022 года ситуация постепенно стала стабилизироваться, и сегодня ставки на контейнерные перевозки всё-таки примерно на 20-30% ниже того, что было год назад. «Но вот объявление частичной мобилизации в конце сентября 2022 ударило по нашей сфере: кадровый костяк сегмента логистики, особенно международной, составляют в основном молодые люди, до 50 лет, – делится Григорий Григорьев. – Обусловлено это тем, что, во-первых, требуется знание иностранных языков (английский, китайский) на уровне не ниже среднего, во-вторых – готовность работать в условиях ежедневной обработки большого объёма информации и высокого темпа. В итоге, с одной стороны, решение проблем с санкционными ограничениями требует действительно нетривиального подхода, участия высококомпетентных специалистов в подборе и организации новых цепочек поставок, подготовки решений для параллельного импорта. С другой, неопределенные критерии мобилизации приводят к тому, что специалисты вынуждены были отказываться даже от международных командировок, потому что просто боялись получить повестку прямо на пограничном контроле».

Российский рынок – в самом начале пути глобального переустройства мировой экономики, резюмирует эксперт. По его словам, будущий мир будет если не многополярным, то, как минимум, двухполярным. Эти два лагеря и будут заново обустраивать логистику – развивать новые порты, коридор «Север-Юг», поставки через Северный морской путь, расширять географию маршрутов железнодорожных перевозок из Юго-Восточной Азии и т.д.
 
Прямая речь
Алексей Мисаилов, директор по развитию бизнеса FM Logistic в России:
- Однозначно, начало 2022 года стало рынком перевозчика – спрос был намного выше возможностей. III-IV квартал стали более конкурентными, что говорит о балансе спроса и предложения.

Волатильность и работа на споте – вот характеристика 2022 года в целом. Внешний контекст не дает возможности брать обязательства на длительный период.

Напомню и о том, что серьёзное влияние на рынок логистики в мире оказали и оказывают последствия COVID. Растущее потребление, дисбаланс транспортного оборудования, а также локальные локдауны в регионах Юго-Восточной Азии напрямую влияли на доступность ресурсов, и, как результат, создавали эффект бутылочных горлышек. 

Рынок логистики в России 2022-го же – это полный уход или приостановка деятельности  большого количества иностранных логистических операторов, что стало окном возможностей для компаний, которые остались, а так же для российских игроков, которые быстро смогли адаптироваться к новым вызовам.

Среди других трендов выделю упомянутое сокращение горизонта планирования, смену парадигмы – поиск решений вместо борьбы с затратами, смещение фокуса на логистику с увеличенными складскими запасами (так называемый safety stock), параллельный импорт, поиск альтернатив (поставщикам сырья, оборудования, запасных частей, провайдерам, и т.д.), ещё больший разворот логистики на Восток.

На фоне большого объема различных санкций, импортный поток снизился более чем на 50%. В связи с уходом крупнейших морских линий из России, значительно пострадал рынок морских перевозок. Авиационная грузовая доставка так же почти сошла на «нет» из-за ограниченного прямого сообщения с другими странами. Рынок автомобильных перевозок, адаптировавшись к перецепке и перегрузу на границе и запрету на экспорт из ЕС большого объема продукции, просел более чем на 60%. Уверенно себя чувствовали сервисы по прямым доставкам ж/д из Китая, а так же мультимодальные перевозки из Поднебесной через порты Дальнего Востока.

Дебют года в логистике - Турция и Казахстан, которые приобрели статус логистического транзитного хаба для поставок в РФ. Можно выделить так же расширение эксперимента по маркировке акцизными марками на территории России, включая Московскую область. И, конечно же, легализация параллельного импорта на фоне ухода ряда международных компаний.

Провал года портовая инфраструктура Дальнего Востока. Суда, стоящие на рейде больше месяца, потеря качества при обработке негабаритных грузов, снова обнажили болевые точки при росте объёмов логистики в этом направлении.
Источник: CRE  
 
 
Так складно
 
Основной спрос на складские площади в 2022 году демонстрировали, снова же, игроки сегмента электронной коммерции, дистрибьюторы non-food и non-food ритейлеры, сообщают в Bright Rich | CORFAC International. В 2023 году в числе основных драйверов складского рынка мы, вероятно, увидим так же транспортно-логистические компании и производственников. На фоне расширения списка товаров для параллельного импорта ожидается рост интереса и со стороны алкогольных компаний.

Инвесторы и заказчики уже сейчас заинтересованы в реализации не простых «коробочных» складов, но проектов совершенно другого уровня сложности, добавляют в Lynks Property Management. «Трендом года в складском сегменте можно назвать спрос на распределительные центры для продуктовых дискаунтеров; e-commerce продолжил развитие в различных форматах, начиная с линейных складов, заканчивая межрегиональными хабами, что формирует существенную долю потенциальных контрактаций, и, конечно же, девелопмент light industrial, – перечисляет Степан Щедров, старший консультант, департамент складской и индустриальной недвижимости, Union Brokers. – Переориентация логистических маршрутов на восток и юг, некритический, но всё-таки рост предложений по субаренде, высвобождение бизнес-ниш в связи с уходом иностранных игроков и активизация отечественного производства – всё это тоже про 2022-й. Складская и индустриальная недвижимость, в отличие от торговой и офисной, характеризуется как инфраструктурная составляющая экономики, это одна из составляющих реального сектора, поэтому здесь не наблюдается высокой волатильности в средней ставке аренды, как и существенных колебаний вакантности относительно других сегментов. Сдержанная реакция на ключевые события в целом, сохранение зон роста, возможности для инвестиций позволяют чувствовать себя участникам этого рынка более уверенно. Важно чтобы уверенность и спокойствие не переросли в самоуверенность, поскольку риски просадки в определенных категориях, таких, как западный импорт и западное локализованное производство всё же могут оказать влияние на тенденции».

В 2022-м было реализовано крайне мало проектов built-to-suite, что, снова же, свидетельствует о сужении горизонта планирования. Режим «около нулевой вакантности» конца 2021 года сменился снижением активности начала 2022-го, и выходом ряда иностранных компаний, что привело к возможностям для маневра и ротациям среди арендаторов, расширению и активизации российских производственных компаний. Впрочем, соотношение спроса и предложения, по словам Степана Щедрова, находится «в пределах допустимых значений в рамках нормальной конкуренции».

Уровень средней ставки аренды и себестоимости строительства, очевидно, оказывают влияние на девелоперов, снижая норму прибыли от проектов, но в целом по рынку это позволяет стабилизировать ситуацию и «успокоить» спекулянтов. Усиливается акцент на краткосрочные контракты, мягкие условия выхода из договоров. «Ну а «дебютом года» сейчас можно назвать любого российского производителя – того, кто в условиях неопределенности смог быстро сориентироваться и занять высвободившиеся ниши, переключить на себя потребителя, – резюмирует г-н Щедров. – Не хотелось бы выделять конкретные компании и несостоявшиеся сделки, однако провалом года можно назвать совокупную политику иностранных компаний, подвергшихся давлению и безмолвно принявших указания своих правительств, их отказ от перспектив на российском рынке, их отказ от прибыли. При этом, если обратить внимание, кому-то всё-таки разрешили зарабатывать, эти двойные стандарты применяются западом и к своим же компаниям».

В среднесрочной перспективе спрос на склады будут поддерживать сегодняшние лидеры среди категорий операторов (онлайн-ритейл, производственные компании), а так же  новые игроки рынка – например, небольшие компании оптовой и розничной торговли в сегменте импортозамещения и параллельного импорта.

Но, поскольку логистические маршруты максимально переориентировались с запада на восток, новые хабы, вероятно, будут занимать территорию Краснодарского края и других интересных для новой логистики регионов, полагают в IPG Estate. Правда, первые такие проекты могут появиться только к концу 2023 года и позже. «Некоторая коррекция спроса со стороны арендаторов по сравнению с пиковым 2021-м годом снизила запрос на часть регионов, но пока рано говорить о перераспределении спроса в связи с изменениями логистических цепочек,  – парирует Алексей Смердов, инвестиционный директор PARUS Asset Management. – Сектор складской недвижимости остается инвестиционно-привлекательным, поскольку позволяет в определенных критериях (локация и пр.) демонстрировать стабильность спроса со стороны арендаторов. С точки зрения инвестирования мы видим примерно тот же состав игроков на рынке. Правда, активность некоторых из них поменялась, и единого тренда данных изменений нет».
 
Прямая речь
Вячеслав Холопов, директор по аренде и маркетингу Raven Russia:
- В складском сегменте за последние 9 месяцев мы столкнулись с уходом иностранных игроков из России, сменой собственников в ряде компаний на российских, ограничением поставок товаров из «недружественных» стран, изменением логистических потоков, удорожанием большого числа товаров, резким ростом инфляции и удорожанием финансирования, падением спроса со стороны населения и изменением отношения к тратам, а так же с отъездом части населения за рубеж.

Российские компании весь год работают над замещением доли ушедших зарубежных поставщиков и расширением своего бизнеса, налаживают альтернативное производство и поставки, где только возможно, а так же занимают складские площади уехавших компаний.

Разрешение же параллельного импорта привело к росту спроса на услуги ведущих маркетплейсов, дав дополнительный импульс в том числе, складскому рынку, где увеличившиеся потребности в качественных помещениях привели к снижению начавшей было расти вакансии.   

Так или иначе, с моей точки зрения, ещё не все события уже оказали влияние  на рынок коммерческой недвижимости, некоторые эффекты мы увидим лишь ближе к середине 2023 года. Но уже сейчас можно отметить, что:
- на складском рынке выросла вакансия  почти с 1% на московском рынке до примерно 3.5% , то есть предложение все еще ограничено;
- практически остановилось подписание сделок по строительству «под ключ» в долгосрочную аренду и на продажу;
-  появилась и практически исчезла субаренда;
- ставки аренды уменьшились с уровней в 6,200-6,500 руб за кв.м в год до 5,700-6,000 руб, по моему мнению, исчерпав возможности по дальнейшему снижению.   

В следующем году продолжится замещение зарубежных игроков российскими, пик освобождения помещений  придется, думаю, на второй квартал 2023 года.  Вакансия вряд ли превысит 5-7% к концу 2023 года, а ставки аренды, скорее всего, уже не снизятся (в том числе, из-за роста себестоимости нового строительства и существенного снижения объемов ввода в 2023-м).

Девелоперы будут строить преимущественно специализированные помещения (холодильные помещения, склады для хранения шин и горючих материалов, специализированные по форме помещения, помещения для размещения производств), а так же вводить в эксплуатацию законтрактованные в 2021-м и начале 2022 года здания.  При этом спекулятивное строительство существенно снизится в объемах, что приведет потенциальных арендаторов на рынок имеющихся помещений.  

Стоимость рабочей силы на складских комплексах тоже растет, что повлияет на общую стоимость логистических услуг, и пока неочевидно, остановится ли этот рост в 2023 году.

Резюмируя рынок складской недвижимости успешно преодолеет очередной шторм, в том числе, потому, что в 2022 год мы вошли с минимальными показателями по вакансии и максимальным спросом на современные помещения.  Децентрализация остановится, можно ожидать наибольшего спроса на склады именно в крупнейших городах страны. Ключевые игроки продолжат оптимизацию логистических сетей и цепей поставок, но, как и раньше, складские помещения будут востребованы какие бы товары не поступали в них для обработки.  
Источник: CRE  
 
 
Цветочки и ягодки
 
Пока же российские маркетплейсы усиливают активность в странах СНГ, других бывших республиках СССР и дружественных странах. Так, Wildberries уже запустил в Узбекистане собственный логистический комлекс. Схожие схемы рассматривают и другие игроки, столкнувшиеся с самой масштабной со времён Второй мировой войны трансформацией логистики и ритейла.  

Инвесторы, девелоперы, логисты и ритейлеры уже с середины года заявляли об интересе к качественным складским комплексам на территории бывшего СССР и в дружественных странах. Объекты рассматриваются как для насыщения российского рынка, так и с перспективой экспансии на новых.

Тот же запуск в Ташкенте нового логистического комплекса Wildberries поможет решить компании сразу несколько задач, указывают собеседники CRE: там откроется сортировочный центр с таможенным оформлением товаров по принципу «одного окна». Компания предоставит местным предпринимателям возможность регистрации в качестве продавцов, и предложит онлайн-курсы по работе с платформой на русском и узбекском языках. Кроме того, игрок запускает в Узбекистане «фабрику брендов», которая займётся маркетинговыми исследованиями и разработкой брендовых стратегий. Инвестиции оцениваются в $130 млн.; на старте новый комплекс обеспечит работой 5 тысяч человек. Узбекские производители, в свою очередь, уже на первом этапе готовы реализовать через платформу свою текстильную продукцию на $900 млн и кожгалантерейные изделия на $121,5 млн. Кроме того, они поставят стройматериалы на $172 млн и электротехнику на $382,5 млн. Узбекистан стал для российского маркетплейса уже двадцатым по счёту «очень перспективным рынком».

В итоге в NF Group (ex-Knight Frank Russia) прогнозируют, что потребность в современных складских площадях и логистических проектах на территории бывшего СССР и в дружественных странах продолжит расти. В государствах Средней Азии и Закавказья, например, рынки качественной складской недвижимости только начинают развиваться, а в некоторых – ещё вообще не успели сформироваться. Эксперты ожидают там уже в ближайшие месяцы появления новых игроков, крупных складских проектов и логистических хабов.
 

 
 
 
1 На основе оборота розничной торговли в единицах национальной валюты
2 Для Грузии – без учета розничной торговли автомобилями и мотоциклами

Коментарии (0)


иГРОКИ РЫНКА

Raven Russia

Холопов Вячеслав

Ретейл

Ozon.ru

Девелопмент

Radius Group / Радиус Групп

Другое

Avito

Логистика

FM Logistic

Консалтинг и брокеридж

Union Brokers

Инвестиции

PARUS Asset Management

Девелопмент

Raven Russia

Консалтинг и брокеридж

NF Group

Поделиться

Материалы по теме

Источник: Вкусно - и точка
Экспертный анализ

Бал дебютантов

Уже в июне в АКОРТ прогнозировали, что оборот розничной торговли в стране по итогам 2022-го снизится, как минимум, на 8-9 %. Падение в непродовольственной рознице продолжалось практически весь год, и уже по данным октября составило 14,3% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года.  Оборот розничной торговли пищевыми продуктами, по оценкам Росстата, в октябре же снизился на 4, 3 %. Продолжающийся спад доходов населения, переход на сберегательную модель покупательского поведения, обвал трафика в торговых центрах, курсовые «качели», трансформация логистики, уход десятков иностранных компаний, дефицит кадров, оборотных средств и кассовые разрывы, – со дна постучат ещё не скоро, убеждены ритейлеры.
 
Текст: Евгений Арсенин. CRE Retail, декабрь 2022г.
22.12
Источник: CRE
Экспертный анализ

Центры не всемирной торговли

В 2022 году объём коммерческой недвижимости в России достиг 100 млн кв. метров, более 37 млн кв. м (с учётом гипермаркетов) из них – площади ритейла. 90% введённых в России и 100% – в Москве торговых центров приходится на объекты районного формата. Однако год для рынка торговой недвижимости и ритейла стал с 1998-го самым сложным: уход десятков иностранных брендов, кинотеатры без контента, кардинальное переформатирование логистики, отток специалистов и клиентов, изменение потребительского поведения и продолжающийся спад покупательской способности. Эксперты CRE – о первых итогах 2022-го для торговых центров.

Текст: 
Иван Майоров. CRE Retail, декабрь 2022г.
20.12
89515

журнал CRE 22-1 (421)

Декабрь (2) - Январь (1)
Журнал вышел в печатном формате.  С PDF версией журнала можно ознакомиться ЗДЕСЬ Номер выпущен при поддержке: Группа компаний Спектрум MD Facility Management   MMG   City&Malls PFM   ТЕХНОПАРК PERERVA   Comcity RD Management   Группа компаний «Пионер»   Raven Russia   УК Zeppelin   Галс-Девелопмент   ricci Авито   Nikoliers В НОМЕРЕ ПОДВОДИМ ИТОГИ 2022 г.: ЛИЦА ГОДА  В судьбе их компаний как в капле воды отразилдось все, что происходило с рынком в это...

подпишись НА эксклюзивные новости cre