Приходный ордер

Год назад с российского рынка торговой недвижимости ушли или приостановили работу десятки компаний. Тогда все ждали, что в сегмент уже в течение полугода выйдут или расширят присутствие российские, белорусские, турецкие, индийские, иранские, китайские, сербские бренды. Эксперты CRE – о том, почему всё оказалось не так просто, быстро и много.

Текст: Максим Барабаш. Журнал CRE Retail.

3996
Изображение взято из источника: Smart Estate Moscow
На днях Центробанк значительно улучшил прогнозы российского импорта на следующие три года. Однако всё будет зависеть от того, что, откуда и как мы собираемся импортировать прямым и непрямым путём – в ведомстве уточнили, что в итоге зависимость страны от внешних рынков может вообще не снизиться, а  вырасти.

В совокупности ведущие недружественные страны сократили поставки в Россию с марта по декабрь 2022 года на 55 %. Так, объём только экспорта из Канады с марта по декабрь упал на 91%, снизившись с $ 584 миллионов в 2021 году до $ 52 миллионов в 2022 году.

Падение экспорта из стран Евросоюза уже к ноябрю эксперты оценивали в 47 %, а рост товаров из Европы в соседние или дружественные страны – в 48 %. По данным Торгово-промышленной палаты РФ, экспорт из Казахстана, например, по итогам прошлого года вырос на $2 млрд, до рекордных $26 млрд. Внешнеторговый оборот между Арменией и Россией, в свою очередь, впервые  превысил $5 млрд. Товарооборот с ОАЭ – вырос на 68%, до $9 млрд. Туркменистан же увеличил экспорт текстильной продукции в Россию на 50%, а пищевой – на 90%.

Сейчас в МИД РФ предлагают, чтобы представители ведомства помогали губернаторам и бизнесу налаживать контакты в разных странах – от организации делегаций до привлечения инвестиций. По словам председателя российской части Российско-китайского комитета дружбы, мира и развития Бориса Титова, в России уже создана Ассоциация китайских автопроизводителей, которая планирует активно работать с российскими потребителями.  Г-н Титов призывает автопроизводителей КНР активнее инвестировать в сборочные производства на территории России.

Пока же Германия планирует признать так называемый теневой экспорт санкционных товаров в Россию уголовным преступлением, Польша перекрывает последние погранпереходы, а Нидерланды задерживают в портах российские и белорусские грузы. Логистические схемы, позволившие частично компенсировать выпадение товарного ассортимента, очевидно, не привели автоматически к появлению новых марок на российском рынке, размышляет Александр Бражко, координатор федерального проекта #ЗаЧестныеПродукты! Эксперт называет процессы «задачей не одного года». «Во-первых, не каждая локальная марка стремится выйти на международные рынки, а, если, например, индийский бренд уже представлен в ЕЭС или США, владелец будет вести себя осторожно, – поясняет он. – Получив предложение о поставке товаров на российский рынок, он тщательно взвесит все «за» и «против». Во-вторых, производственные возможности даже тех, кто не боится с нами работать – ограничены. Закупщики сетей вынуждены размещать заказы в десяти-пятнадцати небольших цехах, а раньше было достаточно договориться с одной-двумя фабриками. В-третьих, российский потребитель не готов за пять минут поменять вкусовые предпочтения в пользу новой, но не известной торговой марки. Часть покупателей выберет в итоге альтернативные каналы покупки, кто-то временно откажется от новинок, но 100%-ного замещения «автоматом» не произойдет».


Источник: Kanayan Retail&Development Consulting 

Российский рынок, находясь под давлением европейских и американских санкций, действительно отпугивает большинство потенциальных поставщиков уже на стадии начальных переговоров. Похоже, что пока позиция «ждунов» от производства и ритейла побеждает, что наносит серьезный вред: мы теряем время, добавляет г-н Бражко. Возможно, для защиты иностранного производителя от воздействия политиков недружественных стран со временем рынку вообще придется перейти к практике закупки товаров «no name». «Но не уверен, что подобное решение позволит принципиально изменить ситуацию, – вздыхает он. – Конечно, Россия – привлекательный рынок сбыта не только сейчас, но и в перспективе. Но, как и в период начала СССР, сегодня в большей степени мы будем притягивать всё-таки иностранных предпринимателей с «авантюристическим» характером».

По итогам 2022-го в OMD OM Group сообщают, что самым узнаваемым новым брендом для россиян стал «Вкусно – и точка», более трети респондентов назвали преемника McDonald's главным открытием года. На втором месте – «Добрый», о котором говорили 6% опрошенных. Остальные же старые-новые названные бренды («Ростикс», «Москвич», «Мир кубиков» и др.) набрали у опрошенных не более 1% каждый.
 
Прямая речь
Михаил Гончаров, основатель сети ресторанов «Теремок»:
- Ещё весной я говорил, что мы не сможем создать в обозримой перспективе свой фастфуд на замену Макдональдсу, и объяснил почему. Сейчас могу повторить то же самое и про продукты питания и оборудование. 

У нас в «Теремке» изначально было мало импортных продуктов. Когда были проблемы по рыбе, то мы переходили на российскую форель. Но сейчас снова вернулись на чилийскую семгу, она дешевле и стабильнее по качеству. Нельзя за 3-5 лет и, тем более, за год сделать лучшую альтернативу продукту, который создавался десятилетиями трудов ведущих мировых технологов и инженеров. Единственный наш успех – это переход с приправы «Подравка» на «Нашу трапезу».

Многие бренды, которые ушли, сменили названия и остались на рынке в новом виде: сливки Valio стали «Виллой», Кола - «Доброй» и т. д. Какой запас прочности у новых марок, получают ли они достаточную информацию для обновления и развития из материнских компаний, покажет время. Ну а для создания и уж тем более развития российских брендов нужно создавать условия, одно из которых – доступный  и дешевый кредит.
Источник: CRE
 

Выходное пособие

В итоге 80% новых брендов пришли на российский рынок из Турции и Италии, рассказывает Ольга Антонова, партнер, руководитель департамента торговой недвижимости Commonwealth Partnership (CMWP). Торговые операторы из этих стран тестируют возможности заполнения освобождающихся ниш после ухода международных марок. Впрочем, общее число выходов всё равно достаточно скромное.

Бренды азиатского же региона, анонсов от которых эксперты ожидали ещё в первой половине прошлого года, пока преимущественно выжидают.
 

 
Среди новых иностранных марок, запустившихся в России в 2022 году – Li-Ning (Китай), Veldskoen, Ipekyol, Machka (из Турции, ранее уже работавшие в России), Dan John (Италия), RuckMaul (Италия), Loriata, Royal Rabbit и другие. Активно развиваются турецкие бренды, появились заявления и от торговых операторов об открытиях из ближайшего зарубежья (Армения, Белоруссия). 

Готовятся к открытиям в 2023 году Bimba y Lola (фэшн из Испании), Pancho (детский), Beymen (фэшн), Kelebek (универмаг товаров для дома). Все эти марки выходили и выходят в топовые или «имеющие понятную целевую аудиторию» торговые центры.

Одиннадцать вышедших международных брендов – это на 33% ниже аналогичного периода 2021 года, когда на российском рынке было зафиксировано пятнадцать новых ритейлеров, подсчитывает, в свою очередь, Евгения Хакбердиева, региональный директор департамента торговой недвижимости NF Group. Среди них эксперт называет открывшийся в Москве в формате стрит-ритейла моно-бутик Vilhelm Parfumerie, первый магазин китайской спортивной одежды и обуви бренда Li-Ning в ТРЦ «Галерея Краснодар» (Краснодар), ещё один китайский бренд спортивной одежды Anta Sports в ТЦ «Центральный» (Чита). Турецкая марка одежды Perspective, которая располагает уже пятью магазинами в торговых центрах России, вышла на российский рынок весной 2022 года. В ТРЦ «МореМолл» (Сочи) был открыт первый бренд итальянской одежды Ruck&Maul. Кроме того, в течение года были запущены первые магазины крупных турецких сетей EFOR, Ipekyol, Twist, Enza Home. Лидирующая же сеть кофеен Казахстана и Узбекистана – Coffee Boom – открыла первое заведение в ТРЦ «Океания».
 

 

 
Прямая речь

Денис Логанов, руководитель отдела аналитики ценового агрегатора Price.ru (входит в холдинг S8 Capital): 
- С уходом зарубежных брендов с российского рынка нишу крупных игроков постепенно начали занимать малоизвестные зарубежные и отечественные бренды. 

Новые международные марки выходили преимущественно в наиболее успешные и востребованные торговые центры, соглашается г-жа Хакбердиева с другими экспертами; выход в формате стрит-ретейла был только один – упомянутый выше Vilhelm Parfumerie. «Международные же ритейлеры из стран-партнеров, на которые возлагали надежду многие игроки, действительно не смогли быстро выйти на рынок: обычно процесс вывода нового бренда занимает от 1,5 до 3 лет, – констатирует она. – И большая часть времени уходит на детальный анализ всех рисков и подбор локаций, поэтому основной спрос сейчас и наблюдается со стороны локальных игроков и турецких компаний. Основная проблема выхода и активной экспансии ретейлеров из других стран – социально-экономические факторы, различия потребительского поведения, когда требуется учитывать не только региональные особенности и потребности, но и адаптировать бизнес так, чтобы не нарушить ценность и индивидуальность бренда».

Похожая картина наблюдается на рынке смартфонов. Россияне переключаются на покупку устройств малоизвестных брендов, соотношение цена-качество которых кажется им оптимальными. Во втором квартале 2022 года самым быстрорастущим брендом в бюджетном сегменте стал китайский смартфон Tecno, который вышел на российский рынок в России в 2018 году: рост спроса на него составил больше 200% относительно 2021 года. Ценовой диапазон устройств этого бренда составляет 7 000 – 13 000 рублей. Среди других небольших, но быстрорастущих брендов в России – китайские OPPO (+29%), Realme (+138%), Doogee (+34%). 
 
Ритейлеры также заменяют товары ушедших с российского рынка брендов аналогами непопулярных брендов из Китая, Турции, Узбекистана. Во втором квартале 2022 года по сравнению с аналогичным периодом 2021 года, спрос на бытовую технику китайского бренда Midea вырос на 26%, турецкого Vestel – на 34%, узбекского Artel – на 40%.
 
Это связано как с наличием такой техники, как с ее ценой: техника от отечественных производителей стоит дешевле импортных аналогов даже с учетом их удорожания. 

Первое полугодие 2022 года также охарактеризовалось перераспределением предложения на рынке бытовой техники. Так, из-за ухода многих зарубежных производителей на интернет-витринах российских магазинов стали появляться непопулярные ранее бренды из России и Белоруссии. Например, в январе-марте 2022 года по сравнению с аналогичным периодом 2021 года вырос спрос на стиральные (+116%) и посудомоечные (+68%) машины российского бренда DEXP, холодильники Stinol (+68%) и Pozis (+38%), плиты «Лысьва» (+28%) и «Дарина» (+26%), блендеры (+32%) и аэрогрили (+57%) от Kitfort.

Тем не менее, по абсолютным показателям онлайн-спроса в 2022 году все еще лидировали LG и Samsung. При этом, спрос на LG по сравнению с прошлым годом не изменился, а Samsung потерял 13%. В топ-10 брендов телевизоров также вошли Sony и Philips – спрос на них практически не изменился по сравнению с 2021 (-1% и +10% соответственно). При этом, онлайн-спрос на телевизоры китайских производителей, которые раньше не фигурировали в шорт-листе покупателей, стал резко расти. Например, онлайн-спрос на китайские телевизоры Haier вырос на 75%, Hisense – на 116%, TCL – на 61%. Кроме того, вырос спрос на российские бренды «Витязь» (+40%) и Hartens (+514%). 

Источник: Kanayan Retail&Development Consulting 

Новые международные марки выходили преимущественно в наиболее успешные и востребованные торговые центры, соглашается г-жа Хакбердиева с другими экспертами; выход в формате стрит-ретейла был только один – упомянутый выше Vilhelm Parfumerie. «Международные же ритейлеры из стран-партнеров, на которые возлагали надежду многие игроки, действительно не смогли быстро выйти на рынок: обычно процесс вывода нового бренда занимает от 1,5 до 3 лет, – констатирует она. – И большая часть времени уходит на детальный анализ всех рисков и подбор локаций, поэтому основной спрос сейчас и наблюдается со стороны локальных игроков и турецких компаний. Основная проблема выхода и активной экспансии ретейлеров из других стран – социально-экономические факторы, различия потребительского поведения, когда требуется учитывать не только региональные особенности и потребности, но и адаптировать бизнес так, чтобы не нарушить ценность и индивидуальность бренда».
 
Прямая речь
Валерий Трушин, партнёр, руководитель отдела исследований и консалтинга IPG.Estate:
- Несмотря на объективные сложности 2022 года, количество новых международных брендов, вышедших на рынок торговой недвижимости России, сопоставимо с показателем свободного от санкций 2021 года: в 2022 году в Россию пришли 11 операторов, в 2021 году – 14.

Очевидно, что выход новой марки на рынок – процесс длительный, и планы были сформированы заранее; тот факт, что новые операторы пришли в 2022 году - результат работы предыдущих периодов. В «географии» преобладают турецкие (perspective, machka, ipekyol, twist) и итальянские марки; вышли бренды из Китая (Li Ning), ЮАР и США (Vilhelm Parfumerie). Подавляющее большинство пришедших в Россию марок работают в сегменте одежды и открывались в торговых центрах.
Источник: ADG Group 
 
 
Гляжу в озёра синие

Наиболее активными же в итоге оказались российские бренды. Это и расширение действующих магазинов (Melon Fashion Group, Gloria Jeans и др.), и дизайнеры, у которых появился шанс зайти в качественные объекты, перечисляет Надежда Цветкова, директор, руководитель направления аренды торговых помещений CORE.XP. Однако многим отечественным маркам, очевидно, пока не хватает узнаваемости и лояльности из-за отсутствия опыта ведения бизнеса на больших площадках; для развития им нужны инвестиции и грамотный маркетинг, указывает Евгения Хакбердиева.

Активного развития и вообще выходов со стороны иранских и индийских марок, которые также ожидались, не было из-за опасений инвестиций в российский рынок, поддерживает Надежда Цветкова других собеседников CRE. Игроки преимущественно готовы открываться при условии наличия локального инвестора. В этом смысле очень сдержанно вёл себя даже наиболее заметный в России турецкий бизнес. 

Развитие сдерживает и продолжающийся спад покупательской способности населения, неопределённые прогнозы по товарооборотам и рост в отдельных случаях для новых марок арендных ставок, в среднем, на 5-10 %. «Со стороны нам тоже кажется, что самыми активными «заместителями» ушедших брендов стали сами российские компании и бренды, – соглашается Андрей Алёшкин, партнер, исполнительный директор NAI Belarus. - Ну и, наверное, можно отметить турецкие сети, которые и раньше были представлены, и им было априори проще развиваться, чем конкурентам из других восточных стран – впервые выходить на российский рынок. Например, LC Waikiki. Теперь встает вопрос, смогут ли владельцы сети из-за страшного землетрясения в полной мере осуществить планы? Катастрофа стала серьёзным ударом по экономике Турции в целом, и затронула многие производственные площадки, включая фабрики легпрома и логистическую инфраструктуру. Эти же опасения актуальны и в отношении других популярных брендов из этой страны».

Все крупные турецкие марки вообще уже давно представлены в России, добавляет Александр Перемятов, президент Magic Group, консультант по торговым центрам, создатель универмагов российских дизайнеров SLAVA, а у небольших (впрочем, как и у индийских, иранских, сербских) – ресурсов для выхода нет. В прошлом году их активность былая связана, скорее, с поиском российских партнеров, которые бы взяли расходы на себя по открытию здесь магазинов, соглашается он с другими экспертами. По понятным причинам, желающих особенно не нашлось. «Ожидания о массовом, и, главное, скором, выходе новых брендов, например, из Беларуси, тоже не оправдались, – напоминает Андрей Алёшкин. – Зато расширялись наши уже хорошо знакомые российскому потребителю Mark Formelle, Milavitsa, Nelva».


Источник: CRE

В 2023 году только Mark Formelle планирует открыть порядка пятидесяти новых магазинов, в основном в регионах. «При этом последствия ухода международных брендов всё очевиднее – например, существенно пострадал ассортимент аутлетов, –  считает Александр Перемятов. –  А ещё в прошлом году мы делали на них ставку и хотели открыть там универмаг. И даже в крупнейших магазинах электроники, в том же М. Видео, уже столкнулись с глобальной нехваткой товаров известных брендов, и пытаются переориентироваться на китайских поставщиков».

В пресс-службе М.Видео-Эльдорадо корреспонденту CRE, впрочем, сообщили, что уже вывели нового для российского рынка и крупнейшего производителя бытовой техники в Центральной Азии – бренд Artel. В магазинах компании, кроме того, эксклюзивно представлен игровой бренд Thunderobot от Haier, появилось отечественное ПО –  РЕД ОС и пакет офисных приложений «Р7-Офис»; появились смартфоны французско-китайского Wiko.

Представители ритейлера указывают, что их магазины стали «эффективной стартовой площадкой», и называют такой путь «разумными инвестициями», помогающим выстроить новым брендам первичную систему продаж, заявить о себе в федеральном масштабе и изучить отклик от покупателей. Новому или менее известному производителю доверяют больше за счёт имени и репутации продавца, поясняют в компании. «Резюмируя – по итогам за 2022 год, я бы выделила сегмент товаров для дома: уход IKEA произвел сильнейший резонанс, и альтернативу ей представить сложно, –  перечисляет Надежда Цветкова. – Белорусский Swed House (преемник IKEA), расширивший ассортимент греческий Togas, российские  Ivlev Chef Home by Kitchen и Мебельрум – интересные  примеры стремления занять освободившуюся нишу. Самым развивающимся сегментом, как ни странно, стал фэшн. Здесь мы увидели больше всего открытий».

Александр Перемятов соглашается: арендодатели вообще весь год принимали, например, его проекты «с широко открытыми объятиями». «Предлагая те условия, на которые раньше ни одна из наших концепций, а, тем более, отдельный бренд рассчитывать не могли, –  уточняет он. – В условиях отсутствия альтернативы, мы – как  антикризисная таблетка. Выбираем сейчас, как правило, самые известные локации и самые успешные ТЦ. И, несмотря на стратегию развития в регионах, хотели бы открыть флагманский магазин в Москве, но пока не нашли подходящего арендодателя. Стрит-ритейл же пока менее организованный формат, собственники не понимают стратегии работы с новыми арендаторами, и, наверное, рассчитывают на альтернативу, в рамках которой ничего не потеряют. С точки зрения рентабельности, хороший торговый центр даст стопроцентно понятный и почти предсказуемый результат. А вот стрит-ритейл совершенно непредсказуем – торговые коридоры пока только разваливаются на части, и встроиться в понятную концепцию куда сложнее. Маркетплейсы же, вероятно, готовы к сотрудничеству, но бренды часто жалуются на невыгодные условия, поэтому в пику мы разработали свой; вот-вот «стартанет» маркетплейс, где будут представлены только российские бренды. Думаю, наши конкуренты пойдут тем же путем, создавая здоровую конкуренцию известным всем монстрам. Им тоже давно пора пересмотреть свои правила и повернуться лицом к партнерам и конечному потребителю».
 
Прямая речь
Андрей Капуста, директор по маркетингу «Котофей»:
 - На российском рынке сложился благоприятный момент. Ниша, которая освободилась после ухода многих зарубежных компаний из мира моды, пока свободна. И теперь, например, наш бренд "Котофей" готов предложить покупателям не только детскую обувь, но и детскую одежду собственного производства.

 В связи с появлением полноценной линейки одежды и аксессуаров, мы кардинально пересмотрели и стандарты торговых площадей.  Все новые торговые точки проектируются уже с учетом расширенной ассортиментной матрицы и ее гармоничного размещения. За два года компания планирует довести до 60% долю фирменных магазинов, в которых будут представлены все товарные группы бренда. Основной приоритет – возможность  сделать продукт, который будет гармонично сочетаться с обувью нашего бренда во всех отношениях: дизайн, функциональность, качество исполнения и цена.   

Источник: CRE

 
Тёмная комната

Александр Бражко, впрочем, вообще считает, что пока выходы новых брендов из других стран «любят тишину», а говорить про них в сложившейся ситуации публично – просто опасно для всех сторон. Это гарантированно приведет к индивидуальным санкциям, которые компания не выдержит и уйдет, поясняет он.

Отчасти по этим причинам, а не только из-за несопоставимых с оффлайн-открытиями затрат, новые марки в России весь год были преимущественно заметны на маркетплейсах. Владелец условной белорусской компании не способен противостоять европейско-американской санкционной машине, вздыхает г-н Бражко.

Схожая ситуация – с иностранными ритейлерами, которые прошли через так называемые даунбрендинг и дауннейминг. Некоторые из них в ответ на запрос корреспондента CRE «не для диктофона» рассказывали: «мы работаем сейчас очень тихо», «пусть о нас реже вспоминают», «не надо, чтобы о нас вообще говорили пока в прессе», «покупатели знают, кто мы и где – это главное».

Однако продолжающийся процесс даунбрендинга и дауннейминга в российском ритейле остаётся одним из значительных факторов для «каменной розницы». Из 85 брендов, заявивших об изменении статуса бизнеса в России, только 25% действительно закрылись и «окончательно ушли», напоминают в Commonwealth Partnership. Около 40% остальных нашли возможность остаться в стране, в значительной степени – за счет переуступки прав собственности отдельных проектов и марок новым владельцам. Новыми собственниками в 19% случаев стали компании из ОАЭ, но в основном (67%) – российские юридические лица. Остальные 14% – ливанские и турецкие компании. «Пока явных изменений в восприятии этих брендов со стороны арендодателей и потребителей нет, поскольку все магазины и заведения общепита выдержаны в формате первоначального имиджа или хотя бы стремятся к этому, –  отмечает Евгения Хакбердиева. – А тех случаях, когда смена названия не повлекла за собой кардинальную смену наполнения магазинов, лояльность аудитории вообще  не снижается».

Однако организационные и юридические действия при дауннеумийнге и даунбрендинге не приводят к автоматическому же «клонированию» корпоративной культуры, подчёркивает Александр Бражко. В итоге оставшийся «временный» трудовой коллектив, переведенный в российское юридическое лицо, выпадает из привычной среды, остается без контроля, и система будет развиваться по пессимистическому сценарию. Как гарантированно успешно развивать временные торговые марки – маркетологи ещё не придумали, говорит г-н Бражко. «Но никто и не начинал ещё работать в полную силу, ну, разве что, кроме «Вкусно – и точка» и Stars coffee, – полагает Александр Перемятов. – И, как мне кажется, точку негатива при приятии обновленного бренда бизнес прошел. Теперь они скорее зависят от покупательской способности, цен на продукты, качества собственной работы, чем от каких-то репутационных рисков, возникших в связи с ребрендингом и сменой владельца».

Источник: Kanayan Retail&Development Consulting  
 
Прямая речь
Магомед Вышегуров, сооснователь компании Madena Saloon:
- Многим иностранным компаниям удалось сохранить ассортимент под другим, созвучным брендом. Их встретили достаточно тепло и арендодатели, и покупатели. Впрочем, в некоторых нишах после санкций вообще практически ничего не изменилось. Например, в поставках одежды и обуви лидирует Турция и Китай. 

Наш  бренд ювелирных изделий, предметов декора и мебели вышел на рынок тоже в 2022 году. Мы – российская компания, но работаем, в том числе, с иностранными поставщиками. 

И таких как мы, новых компаний, появилось за последний год довольно много. Сейчас, конечно, вообще усилился тренд на отечественных производителей и импортозамещение.

Мы работаем с иностранными поставщиками. Но из-за ограничений в оплате и доставке продукции предпочли взять в фокус партнёров из Китая, Индии, Индонезии, Бангладеш и других. В России же производство достаточно дорогое за счёт арендных платежей, оплаты труда, поэтому мы и налаживаем связи за рубежом. Так делают и иностранные бренды – у них различные локации для производства.

Конечно, все новые бренды нуждаются в поддержке, и арендодатели уже сейчас идут на уступки, предоставляют скидки, возможность проведения гибких платежей – особенно это касается помещений без ремонта. Помогают и меры поддержки от государства. Например, на некоторые направления бизнеса сейчас можно получить гранты.

Ну а чтобы более активно занимать рынок, молодым брендам часто не хватает просто ассортимента. Поэтому успешные компании находятся в постоянном поиске поставщиков, причём в новых условиях приходится делать акцент на дружественные страны.
Источник: CRE
 
 
Моя собственность

Уже в марте 2022-го на рынке говорили и о возможном буме собственных торговых марок ритейлеров и девелоперов. Среди вышедших в сегмент товаров для дома была, например, группа «Ташир» и другие крупнейшие непрофильные игроки.

Частные торговые марки активно замещают уходящие бренды, и это, как минимум, позволяет сгладить провалы в ассортименте, соглашается Александр Бражко. Однако стопроцентный переход на них и даже доминирование в отдельных сегментах маловероятны: российский ритейл слишком привык жить за счет потребителя и поставщика (производителя), и априори не готов к увеличению инвестиций за счет собственных средств: нет профильных специалистов, управленческих команд, отработанных бизнес-моделей.

Кроме того, для покупателя любая новая марка даже в кризис –  «кот в мешке», напоминает Александр Бражко. Всего нового сейчас потенциальные клиенты опасаются ещё и в связи со значительным ростом в онлайне и оффлайне фальсификата, контрафакта и просто некачественных товаров. «Основное конкурентное преимущество известной торговой марки ведь – гарантия качества здесь и сейчас, –  продолжает эксперт. – Покупатель уверен, что в 99% случаев сразу ничего не сломается, не порвется, ему не придется возвращать товар по причине заводского брака в первые 30-60 дней с даты покупки, а в том самом 1% случае будет произведена оперативная замена. Кроме того, качественные вещи сохраняют потребительские свойства гораздо дольше гарантийного срока эксплуатации. За комфорт покупки и использования потребители и готовы платить дополнительную премию».
 
 
Прямая речь
Евгения Осипова, директор по продажам ADG group:
- С самого начала мы работали преимущественно с локальными брендами, и вкладывались в развитие бизнес-партнеров. Такая стратегия выбрана не случайно: продукция российских предпринимателей востребована среди посетителей районных центров «Место встречи». Опыт работы с ними показал – люди охотно покупают товары и услуги локальных производителей даже во время турбулентности на рынке. 

Посетителям нравится продукция российских брендов и операторов, и они готовы голосовать за нее рублем. Мы видим это на примере наших фуд-холлов.  Рестораны и кафе в наших районных центрах – это как раз бренды, которые предлагают продукцию локальных производителей. Например, недавно в районном центре «Место встречи Будапешт» открылся ресторан «Агонь 2.0», в районном центре «Место встречи Нева» – кофейня Coffeе russ, в районном центре «Место встречи Марс» – кофейня Coffee wake, в районном центре «Место встречи Янтарь» – ресторан грузинской кухни «Вах-Вах» и другие.

Такая тенденция прослеживается не только среди фуд-сегмента. Особенный всплеск по открытию новых магазинов мы наблюдаем в сегменте «Здоровье и красота». За последнее время в наших проектах открылось несколько российских брендов с товарами по уходу за телом «La Vanda» (крымская косметика), «Восадули Здоровье и Красота», «Архангельские водоросли». В сервисном сегменте сеть барбер-шопов «Супермен».  А в районном центре «Место встречи София» открылся семейный универмаг «Китай-город», который стал приятным дополнением к fashion-сегменту в этом объекте. В целом, мы смотрим оптимистично на локальное предложение и его последующее расширение, и очень ждем новых локальных игроков рынка.
Источник: Smart Estate Moscow
 
 
Закрытый показ

Для любых заметных и, тем более, топовых марок из большинства стран российский рынок будет закрыт ещё долго. Но и в случае снятия санкций и изменения геополитической и экономической ситуации очередь не выстроится: восстановительный период будет очень длительным. «Остаётся путь формирования собственной промышленности, торговли, построения сильного национального бизнеса, – убеждён Александр Бражко. –  При наличии доступного капитала, воли владельцев, профессионализма и желания управленческих команд, поддержке властей сложившиеся стереотипы будут «перемалываться», на смену международных брендам будут выходить отечественные. Конечно, в отсутствие конкуренции, потребитель столкнется с проблемой качества новых товаров, работ, услуг. Однако переходный период нужно пройти, другого пути нет». «С одной стороны, по покупателям отсутствие привычных продуктов и брендов ударило больно, – соглашается Александр Перемятов. –  С другой – для нас важно, что это не вопрос лояльности (она очень высока к российским производителям), не к качеству – мы держим его на должном уровне, но, увы, – вот по ценам мы пока не можем конкурировать с ушедшим масс-маркетом. Они могли позволить себе низкие цены (там и объем продаж, и оптовые закупки, и оптовое производство, и технологии, и опыт). У наших же дизайнеров, наоборот, проблем стало больше – например, подорожавшие ткани, проблемы с логистикой, невозможность нанять достаточное количество кадров для развития производства, и многое другое».

Схожие проблемы – с белорусскими марками. «На двух тысячах предприятий белорусского легпрома занято всего немногим более 80 тыс. человек, – поясняет Андрей Алёшкин. – Это значит, что, если не брать в расчет несколько десятков компаний с большим числом сотрудников, в основном рынок представлен индивидуальными предпринимателями. Условно: создай сейчас нашим компаниям идеальные условия для рынка, убери всех до единого конкурентов в России, – легпром физически не в состоянии закрыть потребности российского рынка. У нас такого ресурса работников, как, например, в Бангладеш, отшивающей крупные международные бренды, нет. А ещё надо учитывать, что сырье, тот же хлопок, для производства тканей завозим из Узбекистана. Соответственно, по цене уже не можем конкурировать с узбекскими производителями; готовые ткани для пошива привозим, например, из Турции – тут тоже уже не сможем конкурировать с местными турецкими «швейниками». В Mark Formelle, кстати, это понимают, и уже имеют собственные фабрики в Узбекистане и Турции».

Прямая речь
Надежда Макагонова, бренд-менеджер компании GLORIA:
- На наш взгляд, прогнозы сбылись. На рынке действительно появилось больше брендов с востока, а также новые российские продукты, которые занимают большую часть рынка.

Рост продаж и среднего чека своих брендов же мы связываем, скорее, с выводом новых продуктов, расширением товарных линеек, работой над качеством нашей косметики и представлением ее в точках продаж.

Конечно, сейчас компаниям с собственным производством приходится искать теперь новые пути. Много западных поставщиков ушли с рынка, поэтому постепенно растет российская сырьевая база. Не стоит также сбрасывать со счетов сырье с востока, которое для российских производств крайне актуально.

Несмотря на затрудненные условия, мы стараемся придерживаться нашей ценовой политики, и искать более эффективные пути производства, которые не так сильно отражаются на стоимости средств. И работаем как над новыми путями для существующих марок, так и над созданием новых брендов.
Источник: Kanayan Retail&Development Consulting 
 

Мне понятна твоя вековая печаль

С продукцией далеко не всех двух тысяч игроков белорусского легпрома, например, знакомы даже на месте, размышляет Андрей Алёшкин. «Чаще всего и рядовой потребитель, и мы, как специалисты рынка недвижимости, сталкиваемся с известными компаниями, развивающими сети, открывающими фирменные салоны, магазины или секции, –  поясняет он.  – В последнее время, правда, и небольшие производители, дизайнеры, пытаются выходить к массовому потребителю. Как у нас в Беларуси, особенно в Минске, так и у вас, в России, на площадях крупных торговых центров организуются «концептуальные пространства»: Boulevard, например в ТРЦ Galileo, где на одной площадке собрана продукция нескольких десятков авторских, дизайнерских брендов».

Однако интересных брендов, которые всё-таки могли бы выйти или расшириться на российском рынке, в Беларуси действительно много, подчёркивает Андрей Алёшкин. Их можно найти практически в каждом сегменте – от фэшн до «молочки» и кондитерки». Но, как субъекты сетевого ритейла, в белорусских марках в России исторически доминируют производители промтоваров, одежды и обуви. Это и уже известный Mark Formelle, начинавший с довольно узкой линейки нижнего белья, а теперь выпускающий широкую линейку от носков до спортивной одежды; и женское белье бренда Milavitsa; и продукция Conte (также начинали с узкой линейки – женские чулки, а теперь, как говорится, могут одеть с ног до головы).

В обувном сегменте - «Марко» и «Белвест», однако здесь эксперт выделяет производителя, о котором в России теперь не все знают: «Лидскую обувную фабрику». «Они производят кеды и кроссовки в тренде, и имеют целую армию поклонников, – добавляет он. – Конечно, известен и популярен бренд «Белорусский лён» от Оршанского льнокомбината. Или производитель пластмассовых игрушек «Полесье», который, пусть и не заменит «Лего», но имеет очень хорошую альтернативу, да и не только на конструкторах специализируется. В индустрии красоты наверняка всем известен бренд Belita. А вот по товарам для дома пока заменить ушедших из России крупных международных игроков мы не можем. Хотя белорусские власти анонсировали проект «Да Дому», который должен был стать аналогом ушедшего с нашего рынка JYSK  и так и не приходившей IKEA, ну и заодно говорили, что закроют нишу ушедшей с рынка России IKEA. Но анонс проект был еще в самом начале октября, а действующего магазина до сих пор нет даже у нас в Минске. При этом компания SWED House уже наделала шума среди российских девелоперов».

Те же марки, которые уже присутствовали на российском рынке, сейчас идут, как правило, через развитие фирменной сети и останавливаются на площадках торговых центров. Впрочем, не все: например, Conte больше продвигает себя через партнерские магазины. Кроме того, в последние месяцы белорусские производители начали активнее открывать мультибрендовые проекты. Среди них – местные игроки-гиганты, и на одной площадке могут быть в итоге представлены такие предприятия, как «Свитанок», «Калинка», «Полесье». Однако целый ряд белорусских дизайнерских  брендов могут быть интегрированы, например, в уже существующие в России пространства Телеграф, Slava, Trend Park и т.д. или, объединившись, на одной площадке в ТРЦ, создать что-то типа «Мода сделанная с душой из Беларуси».

Но наибольшее предложение сейчас сформировано у белорусов в e-commerce. Авторы профильного исследования из «Точки» констатируют:  «Белоруссия несколько лет входит в пятерку крупных поставщиков товаров, реализуемых на маркетплейсах РФ, однако в прошлом году доля этой страны увеличилась до 25% против 13% в 2021 году и 11% в 2020-м».
Понятно, что значительная часть поставок — это товары «параллельного импорта», но логично, что произошёл и рост присутствия белорусских компаний за счет белорусской продукции и белорусских производителей, добавляет Андрей Алёшкин.

Прямая речь
Кира и Рубен Канаян, «Kanayan Retail&Development Consulting»:
- Из интересных сетей одежды, например, в Армении – только Alex и Elina, одежда массового сегмента армянского производства. Есть еще новая сеть обуви, но они пока мало представлены в ТЦ. Остальные местные магазины – практически все несетевые или мелкие сетки от 2-3 точек (таких и у нас множество). В концептуальных центрах в основной массе – международные бренды, местных мало.

А, например, в Казахстане такая особенность, что там много крупных ТРЦ с местными арендаторами. Ну и огромные «цивилизованные» универсальные рынки в зданиях новой постройки.
Источник: Smart Estate Moscow


Прекрасное далёко

Латинская Америка – один из немногих регионов в мире, большинство стран которого не поддерживают антироссийские санкции, и уже весной 2022-го девелоперы говорили о возможных выходах в Россию локальных игроков. «Регион неоднороден и производит на свет торговые бренды с разным пороховым запалом для международной экспансии, – рассказывает Михаил Петров, генеральный директор Smart Estate Moscow. - Главной фабрикой торговых брендов является Бразилия. Страна обладает самой богатой и стабильной экономикой континента, максимально поощряет экспорт товаров за рубеж. Вот лишь малая часть списка развитых в мире брендов бразильского происхождения: Havaianas, Osklen, H.Stern, Colcci, Ellus Forum, Triton, Carlos Miele Alexandre Herchcovitch,  Zilver, Animale, Ateen, Insecta Shoes, Lojas Renner, Cia.Hering, Dafiti, Arezzo, Olympikus, Basso & Brooke, Cotton Project, Lolitta, League Goods».

Между тем, Аргентина – сосед Бразилии – испытывает перманентные трудности с инфляцией, курсом валют, социальной нагрузкой на предпринимателей и высокими налогами. Изолированность экономики и постоянный стресс-фактор напоминают российские реалии. «В специфических кондициях торговый бизнес выживает, отращивая рудименты и атавизмы до любопытных с точки зрения антропологии ритейла особей, –  продолжает г-н Петров. –  Когда-то проданные имена больших европейских брендов, которые давно уже оказались на периферии китайских развалов одежды на вес, открывают здесь флагманские бутики в топовых торговых центрах. Практически все магазины больших западных групп принадлежат локальным партнерам. Между тем, незаметные, но качественные локальные бренды без перспектив выхода на международные рынки с радостью откликаются на наши предложения освоить 140 миллионов русскоязычных покупателей. Надеемся, в ближайшее время российский рынок увидит бразильские и аргентинские торговые марки».

По словам Михаила Петрова, к нему постоянно обращаются и предприниматели из России для помощи в заключении контрактов на корнеры или магазины популярных локальных брендов разных стран, которые не настолько заметны, чтобы оказаться под санкциями, но их продажи доказаны высоким региональным спросом и опытом работы на рынке. «Мы уже вывели испанский бренд молодежной одежды MWM на российский рынок, пока в корнеры, – делится он. – На «пилот» полноценного монобренда сейчас ведём переговоры с инвесторами».

Очевидно, что российским игрокам более удобно работать с небольшими европейскими брендами со схожей сезонностью. Марки Латинской Америки же часто не имеют зимней коллекции, и вынуждены разрабатывать ее специально.

Коментарии (0)


иГРОКИ РЫНКА

Теремок

Гончаров Михаил

Ретейл

Теремок

Commonwealth Partnership [CMWP™]

Антонова Ольга

Консалтинг и брокеридж

CORE.XP

NF Group

Хакбердиева Евгения

Консалтинг и брокеридж

IPG.Estate

IPG.Estate

Трушин Валерий

Консалтинг и брокеридж

NF Group

Kanayan Retail&Development Consulting

Канаян Рубен

Консалтинг и брокеридж

Kanayan Retail&Development Consulting

Kanayan Retail&Development Consulting

Канаян Кира

Консалтинг и брокеридж

Commonwealth Partnership [CMWP™]

CORE.XP

Цветкова Надежда

Консалтинг и брокеридж

NAI Belarus

NAI Belarus

Алешкин Андрей

Ретейл

М.Видео

ADG group

Осипова Евгения

Ретейл

Эльдорадо

Поделиться

Материалы по теме

Источник: CRE
Экспертный анализ

Сервис и на ручки

Во второй части обзора эксперты CRE продолжают рассказывать, почему будущее торговых центров  в России всё-таки светлое, как на него повлияют возрождение шопинг-туризма, изменение отношения рынка к клиентскому опыту и почему покупатель хочет всё больше сервиса и «на ручки».
 
Текст: Евгений Арсенин. Журнал CRE Retail.
17.02
Источник: CRE
Экспертный анализ

За светлое будущее

По данным Росстата, оборот розничной торговли в России в 2022 году снизился на 6,7% по сравнению с 2021-м, и составил 42,5 трлн рублей. Однако несмотря на уход иностранных брендов, усиление позиций e-commerce, спад покупательской способности, изменение потребительского поведения, торговые центры  и «каменная розница» имеют все шансы не только перезапуститься, но и вернуть статус флагмана доступного досуга. На руку в России моллам и оффлайну в целом традиционно играют и климат, и сложности c путешествиями последних трёх лет, и минимальное развлекательное предложение в большинстве регионов.
 
Текст: Евгений Арсенин. Журнал CRE Retail.
15.02
Источник: CRE
Экспертный анализ

Неподдельный интерес

С 1 марта маркетплейсы и другие игроки e-commerce будут приравнены к иным участникам товарооборота: на них возлагается обязанность отчитываться о движении маркированных товаров в системе «Честный знак», ответственность за торговлю контрафактом и нарушения правил маркировки. Эксперты CRE – о готовности рынка к изменениям.
 
Текст: Иван Майоров. Журнал CRE Retail.
14.02
90111

журнал CRE 5 (439)

Май
Стратегические партнеры журнала в 2024 году: PIONEER, ADG group Вышел из печати CRE № 5 (439).   Читайте в номере:   CRE Moscow AWARDS 2024 ОТ ПОБЕДЫ К ПОБЕДЕ Фоторепортаж с церемонии премии   Тема номера ИНОГДА ОНИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ? «Лихие 90-ые» нам не грозят   Мнение СКРЫТЫЕ РЕЗЕРВЫ РАЗВИТИЯ СКЛАДСКОГО РЫНКА Генеральный директор «Raven Russia» Игорь Богородов делится своим видением ситуации   Офисы В ЗОНУ КОМФОРТА Будущее офисного рынка – за сервисом   Индустрия го...

подпишись НА эксклюзивные новости cre