Всё будет маркетплейс

Забастовка представителей пунктов выдачи Wildberries, недовольство партнёров другими агрегаторами в очередной раз обострили проблемы, о которых на рынке говорили с момента формирования в сегменте олигополии: всё будет маркетплейс, но это не всем понравится. Некоторые эксперты прогнозируют, впрочем, «запуск хотя бы частичных процессов переформатирования» электронной торговли в России, площадками заинтересовались в ФАС, а депутаты Госдумы разрабатывают законопроект по маркетплейсам, уже прозванный в кулуарах «законом Бакальчук».
 
Текст: Евгений Арсенин. Журнал CRE Retail.
3021
Изображение взято из источника: CRE
В Федеральной антимонопольной службе России считают, что Wildberries необходимо создать внутренний арбитраж для рассмотрения споров продавцов, и оптимизировать оферту компании. По мнению регулятора,  арбитраж необходим в ситуациях, когда вопрос не удается решить при помощи системы обратной связи. Ведомство выразило готовность при рассмотрении наиболее спорных вопросов предоставлять свою позицию.

Кроме того, ФАС потребовала доработать оферту так, чтобы она была «максимально ясной, подробной и не допускала двойственного толкования». В ближайшее время представители Wildberries усовершенствуют документ в соответствии с требованием ведомства. Представители маркетплейса уже отчитались о введении системы фотофиксации проведения замеров товаров и результатах перевода формата коммуникации маркетплейса с предпринимателями в режим диалога. Всё это  призвано упростить работу продавцов на площадке, обеспечить соблюдение баланса интересов продавцов и маркетплейса, а также создать прозрачные условия их сотрудничества, считают в ФАС. В пресс-службе регулятора уточнили, что ведомство следит за используемыми онлайн-платформами практиками и тем, как они разрешают возникающие спорные ситуации для принятия решения о дальнейших действиях антимонопольной службы.

На этой неделе с представителями пунктов выдачи заказов и топ-менежерами Wildberiies встречались и депутаты Госдумы. Журналистам сообщили, что в итоге был скорректирован механизм оспаривания подмены товара, который законодатели предложили сделать «простым и понятным для всех партнёров площадки». Накануне, по разным данным, с депутатами говорила сама Татьяна Бакальчук. По словам отдельных законодателей, уже «можно судить о существенном прогрессе», а двенадцать пунктов разногласий между агрегатором и ПВЗ, «близки к разрешению». Маркетплейс убеждает, что система контроля за товаром в каждой точке будет доработана, а с законодателями продолжится совместная работа по вопросам, связанным с принципами начисления штрафов и премий ПВЗ, в том числе, относительно процента вознаграждения и влияющих на него факторов. Согласована и новая система работы с браком. «Судя по реакции Wildberries на забастовку, «процессы переформатирования» e-commerce  уже происходят, – констатирует Андрей Алексейчук, старший юрист практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям АБ «Качкин и партнеры». - История с забастовкой стала достаточно резонансной, чтобы повлечь последствия, во-первых, в виде поведения потребителей, которые могут уходить в другие маркетплейсы, либо к ритейлерам, имеющим возможность продавать товары напрямую, а, во-вторых, в виде реакции государства – как минимум, на уровне публичных высказываний». По его словам, велика вероятность, что франчайзи Wildberries могут перейти от забастовки к предусмотренным законом мерам защиты: например, обращению в ФАС РФ или пересмотру договоров, заключенных с Wildberries, в судебном порядке.


Источник: CRE

В свою очередь, Яндекс Маркет на этой неделе заверил, что партнёры, имеющие пункты выдачи заказов агрегатора, смогут участвовать в разборе спорных ситуаций между сервисом и другими владельцами ПВЗ. Для этого площадка создаёт рабочую группу из экспертов, представителей отраслевых ассоциаций и владельцев ПВЗ. По словам представителей агрегатора, группа сможет рекомендовать сервису, как разрешать вопросы, с которыми обратятся владельцы пунктов выдачи. Например, если партнёр нарушит правила и маркетплейс решит его отключить, члены рабочей группы «смогут посоветовать сервису установить испытательный срок, чтобы владелец пункта исправил недочёты». В пресс-службе маркетплейсе указывают, что основная задача группы — сделать максимально прозрачным взаимодействие между сервисом и предпринимателями, а также конструктивно разрешать спорные ситуации. Предполагается, что она станет финальной инстанцией, с помощью которой можно обжаловать решение сервиса, если партнёр с ним не согласен, или, например, если он уже обращался в техподдержку Маркета, но ещё не разрешил вопрос окончательно. Участвовать в работе группы смогут «опытные владельцы ПВЗ», которые пройдут отбор по нескольким критериям: в частности, кандидат должен сотрудничать с маркетплейсом больше года и управлять сетью, как минимум, минимум из трёх действующих пунктов выдачи. «E-commerce сейчас в стадии становления, несмотря на его рост, – констатирует Ольга Кожевникова, руководитель консалтинговой группы Arenda-trk. – Рынок электронной торговли — это ведь не только реализация, но и качественный сервис, который на сегодняшний день отстаёт там по целому ряду показателей. Возврат товара, единая маркировка, неточности в описании и фото, некачественная доставка — далеко не полный список проблем, который, к слову, и привел к сложившейся ситуации. И решать их необходимо совместно маркетплейсам, продавцам и ПВЗ. Односторонние ультиматумы не приведут к рациональному решению, при этом, времени на достижение договоренностей у сторон крайне мало. Количество заказов через онлайн-сервисы постоянно растет и внутренние проблемы логистики, качества и доставки в итоге развернут покупателя в сторону оффлайна».

Онлайн, с одной стороны, дает потребителям удобство, с другой –это риски, которые в 99% случаев несет  конечный потребитель, а в случае маркетплейса – потребитель и продавец, соглашается Евгения Хакбердиева, региональный директор департамента торговой недвижимости NF Group.  И пока процесс агрессивного роста онлайн-сферы продолжается, таких «сложных ситуаций», по её словам, будет возникать всё больше. Однако именно в процессе их разрешения будут формироваться новые правила игры, регуляторные инструменты, но и неизбежно – расти число потребителей, лояльных оффлайн-сегменту. «Избалованные потребители ценят сервис и качество, – поясняет эксперт. – В онлайне же пока всегда есть риск того, что тебе привезут не то, что на картинке».


Источник: CRE
 
Прямая речь
Михаил Петров, генеральный директор Smart Estate Moscow:
- Агрегаторы обещают рынку производителей и дистрибьюторов товаров сбыт невиданных масштабов, вот только проблема в абсолютной непрозрачности и кабальных условиях оферты, которая меняется всегда и только в одностороннем порядке. То стоимость доставки повесят на производителя, то штраф за брак, то снизят рейтинг, а, значит, и «показываемость» клиентам товара. Это если допустить, что бизнес они ведут честно. За кадром остаются: таргетинг, реальная «показываемость» товара покупателю, другие параметры статистики, которые могут влиять на положение бренда внутри самого агрегатора. Не удивлюсь (а кто это проверит?), если за пультом машины-людоеда сидит какая-нибудь Машка или Ванька, прикручивающие брендам дополнительные холостые выезды товара к клиенту, чтобы снизить рейтинг и продажи.

В итоге товар всегда в заложниках на складах агрегатора. Извечный остаток в 20% - это, если сильно повезло, состоящий из дробленных размерных рядов, кусков старых коллекций и т. п.– в нем остается прибыль поставщика.  

Бизнес агрегаторов сегодня построен, как и любая крупная российская компания – без намека на творчество, беспредельно, не этично, солипсически – в нем мнению клиентов или контрагентов места нет. Тому есть объективные причины – чтобы выжить на токсичном российском рынке, нужно поглощать слабого. Уверен, забастовка владельцев ПВЗ – это лишь начало процесса эволюции бизнеса в России из гоп-стопа девяностых  в формат, где с «правилами» жить всем удобнее и можно хоть что-то планировать.
Источник: CRE
 
 
Такое раздолье

По данным АКИТ, в 2022 году объем российской интернет-торговли увеличился на 30% и достиг 4,98 трлн руб. Рост, в основном, связан с развитием маркетплейсов на фоне ковидных ограничений и невозможности работы в оффлайн-режиме, ухода зарубежных брендов и внедрения концепции параллельного импорта, считает Сергей Трахтенберг, партнер, руководитель практики недвижимости и строительства, Nextons (ex-Dentons).

В прошлом году, по оценкам ОККАМ, Россия занимала двенадцатое место в мире по доле электронной торговли от  ритейл-оборота с показателем 11,6%. Однако некоторые аналитики оценивают онлайн в российском ритейле не менее, чем в 15 %, и прогнозируют его рост до китайских 30-45 %.

К концу 2022 года, по данным Ромир, 4 % российских покупателей закрывали максимум собственных ритейл-потребностей в онлайне, а 50% совмещали онлайн и офлайн. За последние пять лет число онлайн-клиентов в России выросло почти вдвое: сейчас в интернете не реже двух раз в год покупают примерно 60 % городских жителей 16-55 лет, подсчитали в Яндекс Маркете и GfK Rus. Почти 85% из них делают заказы минимум раз в месяц, 30% — минимум раз в неделю. Самая популярная категория товаров — одежда и обувь для взрослых, их хотя бы раз в течение года покупали онлайн более 65% респондентов. На втором месте – средства  личной гигиены (64%), на третьем — продукты питания (55%). Самый распространённый способ получения заказа — самовывоз из магазина, пункта выдачи или постамата, именно так получили свою последнюю покупку 76% респондентов. Далее идут курьерская доставка (12%). Почту и срочную курьерскую доставку россияне используют примерно одинаково часто — в 5–6% случаев.

С 2019 по 2022 гг. Минэкономразвития России зафиксировало существенный рост числа создаваемых компаний малого и среднего предпринимательства (МСП) именно сегменте e-commerce – в 13 раз. Маркетплейсы, в свою очередь, привлекают и продавцов, и покупателей большим ассортиментом товаров, удобным интерфейсом и развитой системой доставки. «Запуск продаж на маркетплейсах из-за низкого порога входа рассматривался малым бизнесом как приоритетный, а в итоге российские маркетплейсы «отвоевали» еще 10% рынка онлайн-продаж, констатирует Андрей Задорожный, руководитель отдела продуктов и ценообразования компании «Курьер Сервис Экспресс».  Растёт проникновение электронной коммерции в рознице: более четверти рынка непродовольственного ритейла в 2022 году пришлось на онлайн. Пропорционально увеличилась доля доставок силами маркетплейсов (три из четырёх онлайн-заказов). Различные исследования подтверждают и отказ 15-30% компаний от продаж через собственные сайты. Дополнительно эта тенденция усилилась тектоническими изменениями рынка онлайн-розницы и благоприятной конъюнктурой для развития отечественных площадок. Тренд оставался неизменным на протяжении всего постковидного периода, однако «оплотами» поддержания собственных каналов продаж выступали крупные игроки рынка, значительная часть которых прекратила реализацию через собственную витрину в прошлом году. Помимо этого, сохранившийся спрос на товары зарубежных брендов, покинувших российский рынок, частично покрывается продажами на тех же самых маркетплейсах».

В прошлом году продавцов одежды, обуви и аксессуаров, например, на Ozon стало больше, как минимум, втрое. В Авито, в свою очередь, сообщают о росте компаний различных сегментов на агрегаторе с начала 2023 года на 31%; общее число бизнесов на площадке увеличилось на 23 %.  Быстрее всего, по данным агрегатора, растёт сегмент компаний микро- и малого бизнеса: в январе-феврале 2023 года их стало больше на 31% по отношению к концу прошлого года. Количество игроков среднего сегмента за этот же период выросло на 26%,  представителей сегмента крупных компаний — на 12%.  По словам Сергея Бугорского, директора по продажам Авито, месячная аудитория площадки уже в январе превысила 60 миллионов пользователей, и продолжает увеличиваться.

В российский сегмент e-commerce, между тем, продолжают выходить непрофильные игроки. Так, о запуске собственной площадки — «ПСБ маркет» — заявил «Промсвязьбанк». Сейчас проект находится в стадии тестирования, предварительно стоимость запуска оценивается в миллион рублей; на агрегаторе  можно будет найти как продукты, так и электронику.


Источник: CRE
 
Прямая речь
Александр Старжинский, основатель компании Xsales lab:
- Как показал инцидент с Wildberries, на законодательном уровне не урегулирован целый ряд вопросов, который регламентировал бы действия маркетплейсов. В итоге владельцы пунктов выдачи и продавцы могут попасть в сложную ситуацию, которая может привести даже к банкротству бизнеса.
Да, многим предпринимателям выгодно использовать маркетплейс для продвижения товаров, ведь в поисковой выдаче будет больше ранжироваться сайт, у которого больше и карточек товаров. Маркетплейс собирает большую аудиторию, то есть компаниям не нужно использовать дополнительные рекламные инструменты для продвижения. Кроме того, им  хочется снизить издержки на фонд оплаты труда, рекламу, аренду торговых площадей и т.д. Поэтому заинтересованность маркетплейсами экономически целесообразна и объяснима.

Однако бренды, которые дорожат репутацией, часто принимают решение отказаться от присутствия на маркетплейсах. Дело в том, что площадки не проверяют должным образом продукцию на предмет контрафакта, конфиската и пр. В результате высока вероятность, что покупатели приобретут подделку, что повышает репутационные риски и для самого бренда. Так, для премиального сегмента лучше выстраивать собственные продажи, где компания может влиять на результаты и успешный клиентский опыт.  Используя внутренние ресурсы проще обучать сотрудников отдела продаж, следить за конверсией и соблюдением внутреннего регламента ведения продаж и клиентов, совершенствовать бизнес-процессы и получать более успешные KPI. В таком случае продавцам необходимы современные маркетинговые  инструменты и решения для совершенствования процессов. Например, скрипты продаж, которые минимизируют риск человеческого фактора, помогают быстро обрабатывать заказы и удерживать покупателей. Новым компаниям очень важно правильно себя позиционировать при выходе на рынок. Поэтому не всегда стоит идти на маркетплейс, и  сначала желательно воспользоваться услугами консалтинга в области продаж, чтобы выбрать наиболее подходящую стратегию развития.
Источник: CRE 
 
Спасибо за посылку

Александр Перемятов, президент Magic Group, консультант по ТЦ, создатель универмагов российских дизайнеров SLAVA, называет маркетплейсы «идеальной площадкой для тестирования нужд легпрома». «Что нужно отрасли, на что сделать упор? – размышляет он. – Да, скандал обнаружил какие-то давнишние заскорузлые проблемы агрегатора, и это, скорее, полезно в целом для всех участников рынка – на ошибках учатся. Но никаких кардинальных изменений текущая ситуация не вызовет. E-commerce прошел стадию резкого бурного роста. Драйверы развития (пандемия, острая конкуренция монополистов, активные инвестиции в развитие) – это реальность 2021-2022 года. Сейчас же всё будет развиваться стабильно, без рывков и надрыва, по двум сценариям. Первый – масштабирование уже существующих площадок, рост конкуренции монстров, между теми же OZON и Wildberries. Второй: рост узкоспециализированных площадок, дающих возможность эмоционального общения через онлайн с брендом. Технически мы не видим в этом проблемы, и, разрабатывая сейчас собственный маркетплейс под российские бренды, стараемся учесть эти моменты. Думаю, все, кто заняты разработкой аналогов, об этом задумываются в той или иной мере».

E-commerce оказался самым устойчивым сегментом рынка, на который даже события 2022 года повлияли куда в меньшей степени, чем на торговые центры или стрит-ритейл, добавляет г-н Перемятов. Эксперт называет его серьёзным конкурентом «каменной рознице», уточняя, впрочем, что кризис прошёлся и по онлайну. «Иностранные санкции, «уход» иностранных компаний и легализация параллельного импорта – вот они, на мой взгляд, и повлияли на рынок e-commerce в первую очередь, — парирует Андрей Алексейчук. — Последствий несколько: во-первых, покупатели, которые не могут купить нужный товар из-за ухода иностранного правообладателя, приходят теперь за ним на маркетплейсы, во-вторых, из-за легализации параллельного импорта появляются продавцы, специализирующиеся исключительно на «серых» поставках, в-третьих, вырастает доля контрафакта, с которым маркетплейсам, несущим, как минимум, репутационную ответственность перед потребителями, приходится бороться самостоятельно».

Маркетплейсы, впрочем, уже готовятся составить черный список продавцов нелегальной продукции, — пока речь идёт о товарах, подлежащих обязательной маркировке; механизм планируется дорабатывать вместе с ФАС. По данным Центра перспективных технологий, контрафакт предлагают сейчас до половины продавцов крупнейших российских агрегаторов. Чаще всего это одежда, обувь, косметика и парфюмерия из других стран.

В BrandMonitor указывают, что репликами могут оказаться, например, пятнадцать из ста продаваемых в интернете смартфонов. В Институте общественного мнения сообщают, что подделки хотя бы раз покупали более 60% россиян, и 37 % из них знали, что выбирают «не оригинал». Чаще других подобные  товары предпочитают клиенты 18-30 лет (39% против остальных возрастных групп); 49% нейтрально относится к покупке реплик, а 31% воспринимает положительно. 9% из них убеждены, что «переплачивать не имеет смысла», а 22% – что «допустимо купить подделку, если приобрести оригинал нет возможности». 78% респондентов отмечали, что копии уступают оригиналам по качеству, 17% думают, что они «примерно такие же», а 5% – что подделки «даже лучше». Чаще всего в России покупается поддельная обувь, одежда (47%), парфюмерия (30%), аксессуары (29%) и косметика (23%).  Среди самых подделываемых брендов по количеству покупок лидерами остаются  Nike (39%), Adidas (31%), Gucci (14%).

Источник: CRE 
 
Кстати
Оборот внешней торговли России в 2022 году вырос на 8,1% к 2021 году, до $850 млрд. Профицит торгового баланса РФ за 2022 год достиг $332,377 млрд, экспорт вырос на 19,9%, а импорт снизился на 11,7%.
Источник: ФТС.
 
 
И в службу, и в дружбу

Большинство российских игроков рынка торговой недвижимости по-прежнему воспринимают онлайн не просто как конкурента, но «монстра, обгладывающего последнее с оффлайна в кризис». «В отношении развития электронной коммерции в сегменте fashion моя позиция не изменилась: маркетплейс никогда не будет продавать одежду и обувь так же успешно, как бытовую технику или электронику, — парирует Константин Анисимов, директор по маркетингу Fashion House Group. — Одежда и обувь предполагают широкий выбор и возможность примерить. Удаленный опционал не в состоянии этого обеспечить, а клиентские сервисы (предоплата заказа, логистика, а если вещь не подошла, то условия ее обмена или возврата) до сих пор не очень хорошо организованы. Всё это зачастую, вместо оптимизации шопинга, напротив, отнимает время, нервы и деньги. Гораздо легче и комфортнее покупать одежду и обувь в привычном магазине в оффлайн. Электронная коммерция имела «ложный выигрыш» на фоне прошлых коронавирусных ограничений просто потому, что люди не могли пойти в магазин, но им был нужен выбор, и они набирали в интернете корзину. Однако покупали-то они по факту не больше, поскольку многое из набранного возвращалось назад, продавцу. По нашим наблюдениям, за последние три года на фоне всех происходящих внешних катаклизмов фактическое количество онлайн-продаж вообще не изменилось. Но что изменилось кардинально, так это количество товаров, которые покупатели выбирали, чтобы посмотреть, а затем отправляли обратно. Если еще в 2020 году люди покупали два-три товара и отправляли обратно один-два, то теперь заказывают десять товаров, а на восемь из них оформляют возвраты». 

Возвращение ритейлеров из онлайна в оффлайн в компании увидели уже сразу после пандемии коронавируса. Вовлечен в возвращение в «каменные» магазины и покупатель. «Во-первых, как я уже упомянул, потому что онлайн-покупки одежды и обуви все еще имеют неудобства: задержки, логистика, процедура возврата товара, — продолжает Константин Анисимов. — Во-вторых, во время кризиса именно «атмосферные» покупки уступают место целенаправленным, а это почти всегда «каменная розница». Да, бум e-commerce имел место из-за внешних обстоятельств, но он не будет продолжаться».

Значения оффлайна вырастут, по словам эксперта, ещё и потому, что не все бренды смогут (и уже сейчас могут) напрямую продаваться в онлайне. Последнее связано с образованием мультибрендовых магазинов во главе с ведущим брендом – таких как JNS, флагманской продукцией которого являются коллекции Levi’s. «То есть раньше в онлайне бренд продавал свой товар под своей же маркой, но теперь, из-за отсутствия прямых связей с поставщиком, неизвестно, как ритейлеры будут выстраивать рекламу, — поясняет г-н Анисимов. — Запустят ли рекламу JNS с предложением купить Levi’s?  Ведь JNS – это магазин, а Levi’s – бренд. И, возможно, в будущем мы увидим, например, «Levi’s by JNS». Так или иначе, но это всё очень отразится на структуре онлайна».

Кроме того, торговые центры остаются не только местом, собственно, торговли, но и социальными пространствами, напоминает Александр Перемятов. И если они поставят во главу угла эту аксиому, то отчасти нивелируют конкурентные преимущества виртуальных покупок. «Потребитель приходит на онлайн-площадку не за конкретным редким товаром, в надежде найти что-то особенное, — указывает эксперт. — Напротив, он хочет упростить процесс покупки. И если ему условно нужно купить черную водолазку – по большому счету, не так уж и важно, какого производства она будет. А вот если он хочет получить удовольствие от шоппинга, то точно отправится в молл. То есть поведение никак не меняется: международные бренды ушли отовсюду, и выбор стоит не между товаром и товаром, а по-прежнему между форматами покупки».

Однако в перспективе онлайн и оффлайн придут и к службе, и к большой дружбе, убеждены собеседники CRE. Уже сейчас, например,  очевиден тренд на формирование шоу-румов — отдельных внутренних ПВЗ онлайн-магазинов и ритейл-структур, сообщает Ольга Кожевникова. Эксперт прогнозирует и органическое сегментирование рынка, где товары «средний» и «средний минус» ценовых категорий предпочтут маркетплейсы, а крупный ритейл и концептуальные форматы fashion-сегмента сконцентрируются на создании своих собственных шоу-румов и ПВЗ. «Компания-продавец не будет зависеть от противоречий внутри мультибрендового маркетплейса, сможет самостоятельно контролировать внутренние логистические процессы и, более того, предоставить сервисные услуги и качественное обслуживание, — поясняет она. — И такие шоу-румы могут стать полноценной частью торгового центра. Главной причиной станет необходимость предоставления клиентского опыта, знание своего покупателя и качественные сервисные услуги».

Источник: CRE 
 
Прямая речь
Глеб Белавин, заместитель генерального директора по работе с арендаторами в УК МЛП, эксперт по выстраиванию бизнес процессов:
- Недовольство партнеров агрегаторами и маркетплейсами вылилось в противостояние, за которым обнажилась системная проблема, когда низы не хотят по-старому, а верхи не могут по-новому.

В последнее время сокращается покупательная способность населения и, как следствие, падает средний чек. Если по количеству покупок мы продолжаем потреблять на прежнем уровне, то с точки зрения цены за единицу товара – продолжаем снижаться. Сверху на нас давит планка среднего чека, а снизу – рост расходов. Растут траты на логистику, на банковские «проводки», одновременно увеличиваются сроки доставки и уровень трат на содержание обслуживающей инфраструктуры. В результате мы попали в «ножницы» между снижением выручки с одной стороны, и увеличения расходной части: на склады, на персонал, на транспорт, на топливо – с другой.

Люди с точки зрения среднего чека уже не могут платить за ту же единицу товара столько, сколько платили еще полгода или год назад. И если Wildberries в силу своей не публичности пока еще каким-то образом может маневрировать, то у «Яндекса» или «Озона» – остается все меньше свободного пространства. Сейчас мы все ждем отчетность по «Озону», которая появится в конце марта-начале апреля, и тогда точнее поймем глубину проблем.

Вследствие всего вышесказанного качество товаров будет неизбежно падать, потому что покупатель не сможет себе позволить более качественные покупки в силу их дороговизны. Контрафакт и все, что может быть дешевле, будут все активнее занимать свои ниши на рынке. И пока не появятся предпосылки, что люди будут зарабатывать больше – в массовых продажах не стоит ждать более качественных и дорогих товаров.


Рынок e-commerce в любом случае должен пережить период турбулентности, чтобы развернуться и начать движение в сторону снижения обществом уровня потребления товаров. И пока не лопнет пузырь, который мы надували все последние годы – мы продолжим свое падение. Пока же продавцы бегут за массовым покупателем, пытаясь удовлетворить любые его желания за счет снижения цены и качества: «мы доставим дешевле, быстрее – только не прекращайте покупать». Думаю, здесь мы уже прошли точку невозврата, и остается только ждать, пока все не накроется медным тазом.

Проблемы с пунктами Wildberries же сейчас – некая внешняя симптоматика определенного объема процессов, которые сегодня происходят на рынке масс-маркета. Рынок идет по пути сжимания с двух сторон (о чем я говорил выше) и все, что он может сделать в этих условиях – это пытаться, за счет своего объема, удержаться на плаву: отсюда и огромное количество сделок по аренде складов по всей стране, что у Wildberries, что у «Озон». Они активно «пылесосят» их, чтобы за счет увеличения оборота товаров попытаться удержать хоть какой-то объем операционной прибыли, которая сжимается как «шагреневая кожа». Этот путь в никуда, но, к сожалению, маркетплейсы с этой колеи уже не свернут. Поезд идет под откос и в ближайшие несколько месяцев полетит в тартарары вместе с финансовой и экономической ситуацией по всему миру. Остается только принять всю эту ситуацию, занять максимально комфортное положение и наблюдать.

Подведу черту. Потребительская эпоха заканчивается и входит в состояние всеобщей лихорадки: мы по привычке все еще рвемся потреблять, подчиняясь общей психологии ширнармасс. Еще какое-то время общество сможет искусственно поддерживать прежний уровень кортизола, но этот тренд, похоже, уже изживает себя. И самым разумным в этой ситуации будет сесть на берег реки и смотреть на проплывающих мимо.
Источник: CRE

 
Лети с приветом

В конечном итоге, сегмент придет к более масштабному и строгому, чем сейчас, регулированию деятельности со стороны государства, убеждён Андрей Алексейчук Соответствующая правовая категория маркетплейсов — «владелец интернет-агрегатора» — в законе уже есть, скорее всего, в законе же, либо в правилах дистанционной продажи товаров могут появиться и больше обязанностей маркетплейсов по отношению к продавцам и потребителям.

Сергей Трахтенберг соглашается: дальнейшее развитие рынка электронной коммерции, вероятнее всего, приведет к ещё большему регулированию сектора со стороны государства. Уже сейчас вопрос обсуждается в Минэкономразвития России, однако, на данном этапе какого-то четкого видения у государственных органов нет ввиду разнородности деятельности различных участников отрасли – у агрегаторов, маркетплейсов, досок объявлений своя специфика взаимодействия с бизнесом.

При этом определенные вопросы государство все же урегулировало. С 1 марта на маркетплейсы и других участников сферы электронной торговли возложена обязанность отчитываться о движении маркированных товаров в системе «Честный знак», введена ответственность за торговлю контрафактом и нарушения правил маркировки. Также активно обсуждается вопрос о необходимости создания участниками отрасли единого кодекса – специальной системы взаимодействия электронных площадок и поставщиков. Вопрос приобрел особую актуальность на фоне недавнего конфликта между Wildberries и его партнерами.  «Не учитывая фактора возможного госрегулирования отрасли, можно прогнозировать следующее, — резюмирует  Андрей Задорожный. — Во-первых, рынок, безусловно, конечен. Мы не имеем в виду, что увеличение доли e-commerce в ритейле остановится. Скорее, говорим о распределении удельного веса между маркетплейсами и альтернативными площадками, поскольку доля первых достигла 75% и уже выглядит завышенной. По нашему мнению, «переток» замедлится. Во-вторых, в условиях ограниченности рынка конкуренция между площадками должна возрастать за счет ценовой политики, программ лояльности, борьбы на новых рынках. Кроме этого, по итогам прошлого года мы видим примеры выхода на всероссийский уровень новых игроков, а также появление отраслевых маркетплейсов с прицелом на расширение ассортимента». «Жалобы на маркетплейсы в основном сейчас именно от небольших компаний, которые, может быть, и уйдут от того же Вайлдберриса, но вряд ли сделают «погоду», — добавляет Александр Перемятов. — Рано или поздно для них действительно появятся более интересные площадки, которые будут выполнять и функцию их продвижения. Вероятнее всего, будет расслоение: то есть будут создаваться более индивидуализированные агрегаторы, которые привлекут более узкую ЦА (причем, как партнеров, так и потребителей). За масштабом всегда приходит необходимость индивидуализации».

Коментарии (0)


иГРОКИ РЫНКА

Arenda-trk.ru

Кожевникова Ольга

Консалтинг и брокеридж

NF Group

NF Group

Хакбердиева Евгения

Интернет-сервисы

Arenda-trk.ru

Nextons (ex-Dentons)

Трахтенберг Сергей

Юридическая поддержка

Nextons (ex-Dentons)

MLP

Белавин Глеб

Другое

Avito

Поделиться

Материалы по теме

Источник: CRE
Экспертный анализ

Как в последний раз

Почти месяц профессиональное сообщество в закрытых и публичных чатах обсуждает «авральную перепись» договоров для арендаторов некоторых торговых центров, готовящихся к продаже или иным сделкам, — с повышением ставок, переходом на доллары и евро, ужесточением условий. Пока собственники или действующие от их имени лица убеждены, что это априори повысит привлекательность объектов, арендаторы пытаются не допустить для себя «потёмкинских деревень» или расторгнуть договоры.
 
Текст: Иван Майоров. Журнал CRE Retail.
15.03
Источник: ADG Group 
Экспертный анализ

Он ломает, я чиню

Уход из России десятков брендов, продолжающееся сокращение ассортимента у оставшихся, рост цен, спад доходов и изменение потребительского поведения всё чаще вынуждают  ремонтировать, чем покупать новое. В итоге ремонтные мастерские, ателье и  «дома быта» называются теперь одними из наиболее «интересных» арендаторов для торговых центров, а собственники – впервые в новейшей истории рынка недвижимости – предлагают им особые условия.
 
Текст: Влад Лория. Журнал CRE Retail.
10.03
Источник: Smart Estate Moscow
Экспертный анализ

Приходный ордер

Год назад с российского рынка торговой недвижимости ушли или приостановили работу десятки компаний. Тогда все ждали, что в сегмент уже в течение полугода выйдут или расширят присутствие российские, белорусские, турецкие, индийские, иранские, китайские, сербские бренды. Эксперты CRE – о том, почему всё оказалось не так просто, быстро и много.

Текст: Максим Барабаш. Журнал CRE Retail.

01.03
90365

журнал CRE 4 (438)

Апрель
Вышел из печати CRE № 4 (438).   Читайте в номере:   CRE Moscow AWARDS 2024 ЛИДЕРЫ НОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ Спецвыпуск о номинантах премии   Девелопмент OFFprICE В 2024-м офисы на продажу останутся одним из двигателей рынка   Тема номера ЛЁГКОЙ ПОСТУПЬЮ В 2024 году объем light industrial только в Москве может достичь 1,2-1,3млн кв.м   Тенденции СТРАННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ Многие ТРЦ ждет «суровый американский сценарий» – редевелопмент со строительством жилья, апартаментов или МФЦ   Nota...

подпишись НА эксклюзивные новости cre