Легли на курс

В России продолжаются «курсовые качели». Ситуация в отдельных сегментах с высокой долей зависимости от импорта уже охарактеризована даже чиновниками профильных ведомств как напряжённая и близкая к панике: при сохраняющемся спаде доходности у большинства бизнесов и доходов — у населения, никто пока не знает, как реагировать. Эксперты CRE – о влиянии ослабления рубля на рынок торговой недвижимости, ритейл, e-commerce и логистику.
 
Текст: Максим Барабаш. Журнал CRE Retail.
2680
Изображение взято из источника: CRE
По данным SuperJob, интерес к новостям валютной биржи в России за 4 месяца вырос в 1,5 раза. За курсом доллара и евро сегодня следят трое из десяти — в полтора раза больше, чем весной. Показательно, что интерес к стоимости американской и европейской валют растет вместе с увеличением уровня доходов опрошенных. К 1 сентября же респонденты предсказывают дальнейшее ослабление национальной валюты: народный прогноз впервые перешагнул 100-рублевый барьер: 108,19 рублей за доллар и 117,48 рублей за евро (+11% к курсу, установленному Центробанком на 17 августа).

В свою очередь, финансовая онлайн-платформа Webbankir опросила 1500 россиян о том, какой курс доллара они считают оптимальным:  54,88 рублей за доллар, что примерно соответствует курсу по состоянию на июль прошлого года (когда американская валюта стоила в диапазоне от 52,51 до 63,14 руб.) или средневзвешенному курсу за 2017 год (58,35 руб.).  «Но, пожалуй, даже самые смелые аналитики не смогут сейчас точно предсказать курс рубля в следующие нескольких месяцев, — размышляет Алексей Ефимов, генеральный директор IBC Real Estate. – Думаю, что рубль ещё ослабнет, вопрос – насколько. К примеру, в 2014 году курс изменился в два раза – с 33 руб. в январе до 67 руб. в декабре. Из хороших для рубля новостей на макроуровне стоит отметить дорожающую нефть и сокращение её добычи, однако здесь важно понимать, насколько Россия сможет разыграть эту карту, и нарастить экспортную выручку. Ну и, конечно, всё, что имеет валютную себестоимость, не обязательно долларовую, подорожает. Товары из Китая, например, которые мы закупаем за юани в разных сегментах, ползут вверх, поэтому за парой CYN/RUR стоит тоже внимательно следить. Конечный потребитель, безусловно, огорчен и обеспокоен ценами и инфляцией. Касаемо десятикратного роста уверенности нет, но подорожание многих товаров и услуг уже очевидно, начиная от туристических путевок и телефонов, заканчивая автомобилями. Причем, ни туры, ни телефоны, ни машины не являются предметами первой необходимости – поэтому структура потребления будет постепенно смещаться в сторону базовых позиций».


Источник: CRE

Волатильность обменного курса, несомненно, оказывает как психологическое, так и «физическое» влияние на рынки и общество: несмотря на активное развитие программы по импортозамещению, Россия остается слишком зависимой от импорта многих категорий товаров (потребительских и промышленных), закупка которых происходит в иностранной валюте, соглашается Евгений Томилов, старший аналитик отдел исследований рынка CORE.XP. Усиление волатильности обменного курса повышает инфляционные риски, влияет на стоимость товаров (закупка и оплата сопутствующих услуг – например, логистических  – иностранным контрагентам). «И если говорить об оценке роста стоимости некоторых товаров до десяти раз, то ситуация может привести к росту кредитования населения и появлению более дешевых аналогов на рынке», – констатирует эксперт.

По данным Webbankir, уже сейчас россияне стали больше занимать на крупные покупки (платформой были проанализированы 100 тысяч займов, выданных по всей России в июне–июле 2023 года по сравнению с двумя предыдущими месяцами – Ред.). За летние месяцы доля займов на крупные покупки (электроника, бытовая техника, одежда и мебель) выросла почти в два раза: если в апреле–мае 2023 года она составляла 5,2%, то в июне–июле подскочила до 10,3%. Ранее она, напротив, снижалась, и весной 2023 года достигла минимума за последние два года.

Кроме того, выросла, хотя пока и не так значительно, доля займов, которые россияне берут на неотложные нужды: к этой категории относятся заявки, в которых клиенты делают акцент на том, что деньги им понадобились срочно. Весной на них приходилось 17%, теперь – 21,2%. Аналитики  отмечают, что подобная тенденция характерна для периодов экономической турбулентности, когда людям становится в принципе сложнее планировать свой бюджет, и возникает вероятность непредвиденных расходов. 


Источник: CRE

В свою очередь, рост займов на крупные покупки, очевидно, напрямую связан с курсом валют, считают эксперты. В последний год на рынке наблюдалось очевидное снижение спроса на дорогостоящие товары: потребительская модель трансформировалась в пользу экономного и «умного» шопинга. Однако с конца весны, когда курс доллара по отношению к рублю пошел резко вверх, тренд радикально переменился. Девальвация национальной валюты заставляет россиян срочно скупать технику, электронику и другие товары, приобретение которых они ранее откладывали на потом. Подобная тактика не всегда рациональна, помогает сохранить сбережения, но это традиционное явление для периодов ослабления рубля, резюмируют в Webbankir.
 
Прямая речь
Михаил Гончаров, основатель сети ресторанов «Теремок»:
- Тяжелее всего будет прямым импортерам, торговому бизнесу. Влияние на цены и уровень жизни в ближайшее время тоже будет весьма ощутимым. В розничной цене любого товара валютная себестоимость может составлять от 25% до 70%, поэтому рост курса на 30% может привести к росту розничных цен до 10%.

Но – ни о каких кратных повышениях цен и речи быть не может. Более того, в условиях мощнейшего и невиданного роста денежной массы за последний год, мы должны параллельно увеличивать и зарплаты, и розничные цены на товары и услуги. Неважно, что инфляция составляет 10%, если рост зарплат будет на те же 10%. За год мы регулярно повышали и зарплаты, и цены в «Теремке», постоянно ищем баланс. Это совершенно нормальный путь, который проходили и другие страны на пути экономического роста. Рост доходов должен опережать рост инфляции. И если сейчас мы что-то и должны обсуждать, то именно опережающее развитие бизнеса и рост доходов населения.
 

Источник: CRE


Касса взаимопомощи

Очевидно, что, в первую очередь, курс рубля скажется по всей номенклатуре импорта, подчёркивает Никита Рябинин, глава люксембургского офиса KRK Group. «А он ведь так отлично перестроился, бизнес отладил новые цепочки поставок, но и логистика грузов по факту валютная – с учётом более сложных маршрутов для товаров, импортируемых по параллельному импорту,  – продолжает эксперт. – Впрочем, будут дорожать и продукты питания, одежда, бытовая техника, произведённые в России: импортная составляющая в них слишком велика».


Прямая речь
Александр Шестаков, генеральный директор Первой мебельной фабрики, президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей отрасли России:
- Мебельная отрасль сильно зависит от курса доллара: фурнитура, лаки, краски и ткани у нас преимущественно импортные. В некоторых изделиях импортная составляющая больше, чем в других. К примеру, в мягкой мебели, где используется не только много ткани, но и большое количество фурнитуры. А вот в изделиях, где используется много древесины, например, фанеры и пиломатериалов, цена сильно расти не будет.

Важно отметить, что если российские мебельщики могут держать цены, то у иностранных производителей такой возможности нет. Поэтому цены значительно вырастут на импортную мебель, в связи с чем, доля этой самой импортной мебели на нашем рынке будет сокращаться.
Источник: CRE
 
Стоимость доллара – лишь часть проблемы для российского рынка: поскольку доступность импортных товаров существенно сократилась, поставщики вынуждены искать альтернативы в странах ближнего зарубежья, где существует привязка либо к доллару, либо к местной валюте, поддерживает Валерий Трушин, партнёр, руководитель отдела исследований и консалтинга IPG.Estate. Рубль же ослаб по отношению к каждой из иностранных валют, включая страны ближнего зарубежья, поэтому удорожание товаров неизбежно, соглашается он с другими собеседниками CRE.

Сейчас рост цен сдержан временным лагом – закономерным явлением между ослаблением рубля и ростом инфляции, когда товарные запасы распродаются по старым ценам, а новые (товары и сырьё для отечественного производства) вот-вот будут закупаться с поправкой на новый курс. В перспективе 3-4 месяцев это спровоцирует ощутимые инфляционные скачки. Повышение же ЦБ ключевой ставки до 12% – мера с временным эффектом, направленная на торможение инфляции, резюмирует г-н Трушин.

В свою очередь, Центробанк уже опроверг сообщения о том, что председатель Эльвира Набиуллина предлагала для «охлаждения спроса на импорт» подумать о повышении ввозных пошлин. Как следует из пресс-релиза, регулятор, напротив, считает, что повышение импортных пошлин является проинфляционным фактором, поскольку увеличивает цены товаров для потребителей и компаний, приобретающих импортное оборудование, материалы и комплектующие. Повышение цен на импортные товары может повлечь и рост цен на товары-аналоги, которые производятся внутри страны, согласились в ЦБ.


Источник: CRE

Кроме того, Банк России вообще не видит рисков для финансовой стабильности со стороны ослабления курса рубля. Правда, ряд экспертов полагают, что для возвращения контроля над инфляцией и рублём ЦБ может до конца года поднять ключевую ставку до 15% и даже выше. При этом, укреплять рубль до «одного к пятидесяти» не интересно уже никому: ни бюджету, ни экспортёрам, ни российским производителям, убеждены аналитики.

14 августа Центробанк опубликовал и инфляционный прогноз: годовая инфляция в России в ближайшие месяцы продолжит расти, и по итогам года составит 5-6,5%. Регулятор связывает это с нарастанием ценового давления и выходом из расчета годовой инфляции низких значений месячных приростов летнего периода 2022 года. В ЦБ ожидают, что инфляция вернется к 4% в 2024 году, и вообще в дальнейшем не будет превышать 4 %.

Впрочем, параллельно Банк России представил альтернативные сценарии развития экономик с последующим разделением стран на блоки и ростом инфляционного давления. Ключевые риски для российской экономики, по мнению регулятора, связаны с ухудшением геополитического фона, а также ситуации в мировой экономике. В свою очередь, Bloomberg Economics неоднократно заявлял, что главным поставщикам валюты в Россию – госкорпорациям и «компаниям миллиардеров» – в последние две недели настойчиво рекомендуется продавать выручку, и «делаются предложения, от которых нельзя отказаться».

Помощник президента РФ Максим Орешкин же в авторской колонке отметил, что слабый рубль осложняет перестройку экономики, и негативно влияет на реальные доходы российских граждан. Г-н Орешкин, правда, уточнил, что у ЦБ имеются все необходимые инструменты для нормализации ситуации.


Источник: CRE 
 
Прямая речь
Ольга Архангельская, партнер Группы компаний Б1 и руководитель направления по оказанию услуг компаниям сектора недвижимости, гостиничного бизнеса, инфраструктуры и строительства, государственного и транспортного секторов:
- Конечно, наиболее чувствительными к колебаниям курса валюты остаются товары, ввозимые по параллельному импорту, медицинские и косметологические препараты. Поэтому в данных категориях можно ожидать заметного роста цен; при этом, в связи со сберегательной моделью поведения большинства россиян, на товары, не относящиеся к первой необходимости, произойдет снижение спроса в натуральном выражении.

Кроме того, в перспективе от двух месяцев до полугода, можно ожидать роста цен на товары у ритейлеров, чьи заказы размещаются на зарубежных производствах. Сейчас возросшие издержки, связанные с курсом, еще не учитываются в цене – в разгаре летняя распродажа и подготовка к школе.
 

Потребители, столкнувшиеся с увеличением цен, могут стать более активными в поиске скидок, акций и распродаж, чтобы постараться сдержать рост расходов. Также возможен пересмотр предпочтений и выбор более доступных альтернатив. Рост цен вообще может заставить потребителей перераспределять свой бюджет, уделяя больше внимания базовым потребностям. Акцент на экономии может привести к тому, что покупатели будут в целом сокращать расходный бюджет, соответственно, снижая показатели объемов потребления товаров и услуг в экономике страны.

Влияние на курс рубля в текущей ситуации оказывают не только объективные макроэкономические факторы, но и спекулятивные аспекты, связанные, в том числе, с эмоциональными решениями участников рынка. К счастью, рынок коммерческой недвижимости подвержен меньшей волатильности, в связи с чем изменение курса на нем сказывается с некоторой задержкой. К этому времени, вполне возможно, курс стабилизируется или даже отыграет некоторое снижение, как это уже наблюдалось в 2022 году.

Ну и ещё с 2014 года многие собственники коммерческой недвижимости стали уходить от ставок аренды, номинированных в долларах, а те, кто сохранил такую практику, привязывают платеж к фиксированному «внутреннему» курсу. Поэтому в краткосрочной перспективе мы не ожидаем изменения ставок аренды в связи с колебаниями курса, так как не видим для этого объективных рыночных предпосылок. В то же время, сохранение низкого курса рубля на горизонте около года может сказаться на себестоимости строительства за счет удорожания импортных материалов. Это, в свою очередь, может привести к  дополнительному давлению на ставки аренды, прежде всего, в новых реализуемых проектах, которые станут расти в той мере, в какой им будет позволять спрос.
 
Источник: CRE
 
 
Покупатели и способность 

«Поскольку резкие колебания курса рубля происходят далеко не первый (и не последний) раз, то предсказать реакцию рынков вовсе несложно, – размышляет Виталий Можаровский, партнёр, ALUMNI Partners. – Разумеется, в первую очередь изменение курса скажется на росте цен на импортные товары и услуги: автомобили, спецтехника и запчасти, электроника, бытовая техника, одежда и обувь, заграничный туризм, лекарства и сложные медицинские услуги и т.д. Как ни странно, на первый взгляд, но моторное топливо тоже постепенно станет подтягиваться к растущей в рублях экспортной цене на нефть. А вслед за этим неизбежно подрастут и цены на товары локального производства и в первую очередь, – продукты питания. Причём на последние давление будет оказываться, как минимум, с двух сторон – помимо роста цен на топливо, роль сыграет и повышение цен на эмбрионы с/х животных, семена, ветеринарные препараты и средства защиты растений, вызванное всё тем же ростом курса евро и доллара». «Российский рынок, несмотря на свою молодость, уже неоднократно сталкивался с резким падением национальной валюты, – соглашается Александр Бражко, координатор федерального проекта #За честные продукты! – Бизнес к подобным ситуациям, конечно, готовится, но эффективных инструментов для хеджирования рисков не имеет. Однако накопленный опыт позволяет с оптимизмом смотреть на ситуацию. И если о прогнозах, то в ближайшее время вероятно сокращение предложения товаров, услуг в связи с их возросшей стоимостью. Для потребителя «курсовые» качели несут неопределенность, вынуждают принимать срочные решения в отношении товаров длительного пользования. Придется думать: увеличить расходную часть для покупки привычных брендов или оперативно заменить товары на отечественные аналоги. В случае негативного развития ситуации возможен отказ от покупок, сокращение объема потребления. В долгосрочном же периоде падение курса рубля увеличивает доходы экспортеров, валютную выручку, повышает конкурентоспособность отечественной продукции на внешних рынках. Слабый рубль повышает и привлекательность инвестиций в создание новых производственных мощностей, реализацию любых проектов импортозамещения».

Падение курса рубля, безусловно, отразится на покупательской активности, ведь вслед за повышением ключевой ставки ЦБ последует инфляционный скачок, поддерживает Константин Анисимов, директор по маркетингу Fashion House Group. Эксперт ожидает его осенью и зимой, уточняя, что повлияет он, прежде всего, на покупки россиян. «Во время пандемии коронавируса мы уже видели, как потребительская корзина сразу сокращается в доле одежды и обуви, и смещается в сторону большей доли еды, – напоминает он. – Следовательно, фэшн-розница испытает очередной шок, а его сила будет зависеть от динамики курса, которая пока сугубо отрицательная. До сих пор потребительская уверенность стабильно демонстрировала рост, что давало бизнесу сигналы о хороших прогнозах на будущее. Теперь ситуация разворачивается худшим образом. Падение курса рубля всегда отражается на больших издержках бизнеса при заказе новых коллекций. И если в этом сезоне купят меньше плана, а заказывать надо будет в евро уже по новым ценам, бизнес ждет снижение маржинальности, а далее, вероятнее всего, и меньший объем закупок новых коллекций, что отразится на покупательской активности и будущих доходах ритейлеров. Плюсом к этому – более дорогая логистика».


Источник: CRE

В итоге цены вырастут даже на текущие коллекции и уже в ближайшее время: ритейлеры окажутсятся в ситуации, когда план надо пересматривать, требуется намного больше денег на закупку новых вещей.  В перспективе рост цен составит, как минимум,  20%. «Как следствие, спрос на одежду и обувь снова упадет, – повторяет Константин Анисимов. – Но в моменте мы можем увидеть очередной кратковременный «панический шопинг» , – в ближайшие две недели, когда люди будут скупать товары впрок».

Ажиотажный спрос при таких резких скачках курсов валют бывает всегда, соглашается Светлана Кузьмина, директор департамента торговой недвижимости Accent Capital. «Так было и в 2008-м, и в 2014-м, и в 2022-м, – перечисляет она. – Но сейчас мы видим, что люди настолько устали от этих «качелей», что даже этого ажиотажа уже нет – это отмечают все арендаторы нашего ТЦ «Сокольники». Ну и конечно, помимо усталости, сказывается и отсутствие у потребителей свободных денег».


Источник: CRE

Ситуация с курсом рубля в очередной раз усилит влияние электронной торговли и позиции маркетплейсов, где многие товары можно найти значительно дешевле, чем в оффлайне. По данным АКИТ, объем российского рынка электронной коммерции вырос с 260 млрд рублей в 2010 году до 4,986 трлн рублей в 2022 году при совокупном годовом темпе роста около 27,91%, превысив среднемировой показатель в 14,28%. В 2022 году российский рынок электронной коммерции занял первое место в мире с темпом роста 27,2%. «Но мы, например, при любом сценарии развития ситуации на валютном рынке, не видим значительных рисков увеличения цен на товары у наших арендаторов, – парирует Евгения Осипова, директор по продажам ADG group. – Эти изменения могут оказать влияние на тех, кто зависит от импорта, а большинство операторов наших торговых центров – российские локальные бренды с продукцией отечественного производства. В их ассортименте зачастую отсутствует или совсем не велика доля импортных компонентов, поэтому и влияние курса доллара на цены ограничено.  То же самое можно сказать и о другом сегменте, который широко представлен в наших районных центрах, – кафе и ресторанах, где также высокий уровень локализации производства. Большинство поставщиков – локальные производители, которые  покупают продукцию у региональных фермеров за рубли». «Но дело вообще не в соотношении курса рубля к иной валюте, а в том, что любые товары и услуги в нашей стране начинают дорожать при малейшем рублёвом ослаблении, – вздыхает Сергей Назарцев, основатель и директор компании КИТКРАФТ (компания занимается проектированием и оснащением предприятий общественного питания с 2000 г.). – Это говорит о том, что импортозамещение либо отсутствует, либо в принципе невозможно и нас обманывают. В нашем бизнесе, например, дорожает всё и  сразу – как импортное оборудование, так и российское, к сожалению. И, как всегда, возрастает спрос на б/у технику»
 
Прямая речь
Николай Константинов, генеральный директор универмага Trend Island:
- Мы уже сталкивались с этой проблемой в 2022 году, когда резкий скачок курса повлиял на закупки в сфере fashion – подорожали  логистика, ткани, фурнитура. Цены на конечные товары, конечно, тоже выросли. Эта разница станет заметной позже – на данный момент основные новые коллекции отшиты, и начинают поступать в магазины. А вот со следующим сезоном, конечно, разница станет ощутимой для кошелька конечных покупателей. Потенциально речь может идти о росте до 20%.

Впрочем, на примере прошлого года изменения в нашей сфере, несмотря на пессимистичные прогнозы, были всё-таки незначительными. Люди адаптируются и продолжат покупать. Конечно, важную роль будут играть специальные предложения и сезонные скидки, рост ресейла и эконом-сегмента.
 
Источник: CRE
 
 
Достанут всё

Согласно статистике Центрального Банка России, в течение месяца курс рубля относительно доллара колебался в диапазоне с 90 до 101, напоминает Артем Хомышин, руководитель направления регионального развития бизнеса FM Logistic в России. При этом, регулятор стремится сдерживать инфляцию, таргетируя ее на уровне 4%,. «Очевидно, что рост стоимости валюты только усиливает общее увеличение стоимости товаров и услуг, – продолжает г-н Хомышин. – Речь не только о прямой зависимости от импорта товаров. Важно понимать, что валютная составляющая присутствует, в том числе, и в стоимости большинства производимых на территории страны товаров и услуг. Например, в стране мы производим с/х продукцию, для выращивания которой необходимо использование импортной техники или удобрений. Кроме того, даже техника и аппаратура, производимая на территории страны также во многом зависят от импортируемых комплектующих. Аналогичный подход применим в услугах, например, в нашей логистике: при транспортировке грузов используются автомобили, полностью или частично состоящие из импортных компонентов, на складах – погрузчики, электрические тележки и иное оборудование, производимое за пределами страны».

Эксперт оценивает вес валютной составляющей в общей стоимости складской логистики не менее, чем в 30%. От колебаний курса рубля зависят абсолютно все отрасли, подчёркивает Мария Мартынова, заместитель исполнительного директора «Курьер Сервис Экспресс». В сфере логистики можно говорить об очевидном росте стоимости обслуживания автопарка, спецтехники и автоматизированных линий, соглашается она с коллегами: например, оборудование, оптимизирующее работу с сортировкой, перемещением, накоплением, хранением продукции, полностью импортное.


Источник: CRE

Отдельный вопрос – стоимость персонала. Массовые позиции во многих сферах отрасли исторически «закрывали» иностранцы (мигранты), которые при таких курсах иностранной валюты всё меньше и меньше будут готовы работать на территории России. Недостаток же соискателей из граждан РФ на позиции кладовщиков, разнорабочих, строителей налицо, а дефицит кадров в отдельных сегментах давно называется катастрофическим. В итоге стоимость персонала на рынке коммерческой недвижимости, в ритейле и логистике продолжит расти, и будет перекладываться на конечного потребителя. «Бизнес сделал все возможное для минимизации роста цен для потребителей за счет сокращения доходности, но есть предел, – добавляет эксперт. – В короткий промежуток времени терпеть убытки можно, но долго – нет. К тому же надо учитывать, что уже довольно продолжительный срок на бизнес влияют разные факторы, сокращающие в целом его доходность».

Все эти факторы усилят и рост ставок на аренду помещений, поскольку значительная часть инвестиций в этот сектор делалась с помощью валютных кредитов, прогнозирует Евгений Макаров, исполнительный вице-президент Noytech Supply Chain Solutions по складской логистике. При этом следует учитывать продолжающееся сокращение доступных высококачественных лотов на рынке.

Однако именно на фоне спада курса рубля девелоперы и складские операторы всё активнее инвестируют рублевые накопления в склады и логистические хабы, указывает Кирилл Латинский, коммерческий директор SOTA Logistic. «Вот смотрите: за второй квартал 2023 года девальвация к евро и доллару составила почти 20%, к юаню – около 13%, – продолжает эксперт. – В таких реалиях бизнес, безусловно, не может «сидеть в рублях». Импортеры, производители, торговые компании активно переводят рублевую массу в различные товары и оборудование. Это стимулирует спрос на складские площади, следуя той же логике. При такой скорости трансформаций вопрос стоимости складов и складских услуг становится второстепенным, рынок развивается по принципу «now or never».
 
Прямая речь
Антон Комаров, управляющий активами логистической недвижимости Accent Capital:
- В моменте подорожания услуг не будет, логистические операторы будут поднимать цены по мере снижения прибыли и необходимости ее возвращения на прежний целевой уровень. Рынок логистических услуг вообще – рублевый, и, прежде всего, высококонкурентный сегмент. Поэтому рост стоимости будет постепенным, связанным с инфляцией и увеличением цен, как на складское оборудование, так и на стоимость строительства.

Источник: CRE


Недвижимое имущество

Влияние «курсовых качелей» на рынок торговой недвижимости и ритейл будет комплексным, резюмирует Борис Мезенцев, операционный директор MD Facility Management. «Во-первых, произойдет рост затрат, связанных с функционированием объектов – строительством, текущим ремонтом и эксплуатацией, – поясняет он. – Свой вклад в этой ситуации внесет и упомянутый отток мигрантов, для которых российский рынок станет менее привлекательным – это приведет к кадровому дефициту и росту зарплат производственного персонала. Затем – вырастет стоимость реализуемой продукции. Далее – явно не стоит ожидать, что у людей будет происходить индексация зарплат, сопоставимая с изменением цен. Это, в свою очередь, приведет к дальнейшему снижению покупательской способности населения. В итоге продолжат развиваться две тенденции последних лет: рост затратной составляющей и снижение доходной. Оно будет однозначно негативным, и рынок коммерческой недвижимости ожидает еще одно испытание, первым из которых была пандемия. Игроки будут вынуждены искать новые пути выхода из складывающейся ситуации, находить решения по оптимизации затрат и повышения доходности».

Впрочем, в ситуациях неопределенности, как показал 2022-й год, собственники не стремятся к резкому повышению ставок, предпочитая прорабатывать коммерческие условия для каждого случая индивидуально, добавляет Евгений Томилов. Коррекция будет заметна только в части увеличения размера компенсации расходов на коммунальное и прочее обслуживание, но и там это косвенно связано с курсом валюты, поскольку просто растет общий уровень цен, уточняет Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и партнеры».

На рынке коммерческой недвижимости осталось лишь несколько валютных активов, и это – единичные случаи, в целом же сегмент давно рублевый, соглашается Алексей Ефимов. Большее значение для него в итоге имеет ключевая ставка, которая до конца года может находиться на уровне 12-14%. «При этом, рублевой ликвидности на рынке пока достаточно, а в ситуации потрясений и нестабильности, недвижимость – всегда понятный защитный актив – напоминает эксперт. – Так что, в следующие 6-9 месяцев мы прогнозируем активный и динамичный рынок».

Коментарии (0)


иГРОКИ РЫНКА

IBC Real Estate

Ефимов Алексей

Консалтинг и брокеридж

IBC Real Estate

Теремок

Гончаров Михаил

Ретейл

Теремок

IPG.Estate

Трушин Валерий

Консалтинг и брокеридж

IPG.Estate

EY

Архангельская Ольга

Консалтинг и брокеридж

EY

ALUMNI Partners

Можаровский Виталий

Юридическая поддержка

ALUMNI Partners

ACCENT CAPITAL

Кузьмина Светлана

Инвестиции

ACCENT CAPITAL

ADG group

Осипова Евгения

Девелопмент

ADG group

MD Facility Management

Мезенцев Борис

Управление и эксплуатация недвижимости

MD Facility Management

Поделиться

Материалы по теме

Источник: CRE
Экспертный анализ

Наши сети притащили

«Лента», уже поглотившая в своё время на Урале «Семью», покупает «Монетку»; пресс-служба X5 Group сообщила о договоренностях по приобретению «Виктория Балтия», управляющей магазинами «Виктория» в Калининградской области, Москве и Московской области, магазинами «Дёшево» в Калининградской области, а также двумя распределительными центрами и гипермаркетом «КЭШ» в Калининграде. В Ярославле же в конце июля закрылась местная сеть «Лотос», работавшая в городе с 1997 года, а в Москве и Петербурге участились очередные слухи об уходе с рынка или даунбрендинге «Ашана».

 Текст: Иван Майоров. Журнал CRE Retail.

11.08
Источник: cre.ru
Экспертный анализ

Традиционные ценности

Жители России возвращаются к «традиционным» покупкам – об этом сообщили авторы исследования банка «Русский стандарт»: в первом полугодии покупок в «каменной рознице» (магазины стрит-ретейла и торговые центры) было сделано больше, чем в аналогичный период прошлого года. Количество же покупок в e-commerce снизилось на 25% – заключения сделаны на основе историй платежей по банковским картам. О схожих трендах, впрочем, заявляют в последние месяцы и другие участники рынка. Среди причин возврата клиентов в «каменную розницу» называется выход новых (или «переименовавшихся» старых) марок, сокращение или резкий рост цены досугового предложения в других сегментах, невозможность или сложности с поездками за пределы России и значительное ухудшение клиентского опыта в e-commerce.


Текст: Иван Майоров, CRE Retail, июль 2023 г.

28.07
Источник: CRE
Экспертный анализ

Через годы, через расстояния: зачем возвращаются хорошо забытые новые бренды

На российском рынке – ренессанс марок из девяностых и нулевых: «Иль де Ботэ», «Кира Пластинина», Rostic`s. Под старыми-новыми брендами перезапускаются как имеющие к ним отношение в прошлом компании, так и нет. Игроки называют тренд реверс-брендингом, и считают, что он сохранится ещё, как минимум, в ближайшие два года.
 
Текст: Максим Барабаш. Журнал CRE Retail.
14.07
92035

журнал CRE 4 (438)

Апрель
Вышел из печати CRE № 4 (438).   Читайте в номере:   CRE Moscow AWARDS 2024 ЛИДЕРЫ НОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ Спецвыпуск о номинантах премии   Девелопмент OFFprICE В 2024-м офисы на продажу останутся одним из двигателей рынка   Тема номера ЛЁГКОЙ ПОСТУПЬЮ В 2024 году объем light industrial только в Москве может достичь 1,2-1,3млн кв.м   Тенденции СТРАННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ Многие ТРЦ ждет «суровый американский сценарий» – редевелопмент со строительством жилья, апартаментов или МФЦ   Nota...

подпишись НА эксклюзивные новости cre